Восток-Медиа
«Казанский след»: есть ли опасность школьной стрельбы в Приморье
14 мая, 19:42
«Казанский след»: есть ли опасность школьной стрельбы в Приморье
Фото: Медиахолдинг1Mi
Трагедия, которая случилась в Казани, выявила целый ряд проблем, которые сегодня существуют в приморских школах. Как оказалось, буллинг не новость для учащихся столицы Дальнего Востока. Более того, все случаи зафиксированы и каждому есть подтверждение.

Чем опасен буллинг и почему о нем вспомнили в контексте трагедии в Казани? Психологи уверены, что именно такой вид психологического насилия толкает людей на отчаянные меры — суицид и массовые убийства.

«Опасные школы»

До начала двухтысячных годов стрельбу в школах тяжело было даже вообразить: учебные заведения не охранялись вообще, но вопрос безопасности учеников на повестке не стоял. Ситуация в корне переменилась после 1999 года, когда в американской школе «Колумбайн» произошла первая трагедия. С развитием интернета, эта тема начала интересовать психологически нестабильных подростков, которые романтизировали образы американских школьных убийц.

Эту опасную тенденцию еще несколько лет назад заметили сотрудники правоохранительных органов и группы, посвященные стрельбе в американских учебных заведениях, начали «брать на карандаш» и блокировать. Отметим, что резкий рост количества подобных сообществ произошел в 2018 году. Федеральные информационные агентства обращали внимание на эту проблему в мае 2018 года, а через пять месяцев вся Россия содрогнулась от преступления подростка, которого позже назовут «Керченским стрелком».

13 мая 2021 года уполномоченный по правам ребёнка в Республике Татарстан Ирина Волынец заявила, что устроивший стрельбу в казанской гимназии № 175 Ильназ Галявиев копировал поведение напавших на американскую школу в далеком 1999 году.

«Если бы не было массового распространения информации о трагедии в школе „Колумбайн“ и ей подобных, создания одноименного культа, проросшего во всем мире, то не было трагедии и в казанской гимназии. Я уверена, что информационный вирус скулшутинга стал спусковым крючком», — подчеркнула омбудсмен.

Владислав Росляков, который в 2018 году устроил стрельбу в здании Керченского металлургического техникума, тоже использовал образы американских убийц. Он был одет в похожую одежду и использовал для расправы с одногруппниками похожую стратегию. Мировые психологи заявляют, что основной причиной, из-за которой массовые стрелки выходят на тропу войны, является «буллинг» со стороны одноклассников. Этот термин можно перевести на русский как «травля».

Проблема буллинга

В четверг 13 мая во Владивостоке прошло совещание по вопросу создания условий для обеспечения безопасности учеников городских школ. Приглашенные эксперты уделили достаточно большое количество времени проблеме «буллинга» в учебных заведениях Владивостока. Оказалось, что тема насущная и многие ученики сталкиваются с ней в процессе обучения.

«Детей, которые подвергаются травле, — очень много. Детей, которые участвуют в травле, — очень много. Про цифры говорить не буду — это очень скрытый процесс. Однако есть небольшая статистика: к марту-апрелю по городу Владивостоку обращений в адрес уполномоченного с выездом на места — 25-я, 10-я, 20-я, 76-я, 73-я, 61-я, 60-я школы. В каждой из этих школ абсолютно точно подтвержден факт проявления буллинга по отношению к ребенку», — заявила детский омбудсмен Ольга Романова в начале совещания.

Детский омбудсмен также отметила, что в двух городских школах — № 25 и 10 — сложилась очень сложная психологическая ситуация. В первом учебном заведении проблемы возникли у учеников второго класса, что касается школы № 10, то там буллинг был выявлен уже в первом классе.

Отдельно остановимся на выступлении главврача КГБУЗ «Краевая клиническая детская психиатрическая больница» Анастасии Гороховой, которая приготовила для совещания статистику по обращениям на горячую линию.

Врач сообщила, что с начала 2021 года на приморский телефон доверия для школьников поступило около 2 000 звонков. Подростки обратились на горячую линию 718 раз, родители — 110. 26 раз звонившие обращались по поводу буллинга в учебных заведениях. Горохова подчеркнула, что с детьми, в отношении которых происходит травля, ведется специальная работа и, что эти дети, как правило, из благополучных семей. Кроме того, она особенно подчеркивает, что учителя сегодня не знают как себя вести, потому что ситуация в сфере обучения детей стремительно меняется.

Все вместе со всеми

Одна из проблем — обучение детей с ментальными нарушениями в обычных учебных заведениях. Именно такая ситуация сложилась в 25 школе. Педагоги не знают, как повлиять на ребенка, при этом его нельзя исключить из школы и лишить, таким образом, права на образование. Что в этом случае делать непонятно.

«У учителей большой запрос на эту информацию. Мы им рассказываем, как распознать, когда девочки буллят, когда мальчики поступают точно так же, что в каком возрасте делают. Кроме того, дети в кризисных ситуациях они не понимают, как себя вести. Для них любой кризис — это смерть. А к ней они относятся легко, как к игре. Это подростковый период, он описан в психологии, ничего мы с этим поделать не можем», — рассказывала главврач.

Анастасия Горохова отмечает, что выявить потенциально опасного ребенка можно. В 2016 году один приморский школьник грозился устроить «шутинг» в 38 школе, но его удалось «нейтрализовать» — успокоить, скажем так. Впрочем, какой-то методики, позволяющей на ранних этапах выявить «школьного стрелка» и провести коррекционную работу, нет, и над этой проблемой уже не первый год ломают головы американские специалисты, где стрельба в учебных заведениях происходит достаточно часто.

Есть некоторая надежда, что после казанской трагедии российские власти совместно с экспертами смогут найти способ обезопасить детей и сделать российские школы безопасными для обучающихся.