Восток-Медиа
Александр ПОЖЕТНОВ, председатель Президиума коллегии адвокатов, член Совета адвокатской палаты Приморского края
9 апреля 2008, 11:22
Александр ПОЖЕТНОВ, председатель Президиума коллегии адвокатов, член Совета адвокатской палаты Приморского края
Ошибки в правосудии. Где и кто «собаку зарыл»?

ВЛАДИВОСТОК. 9 апреля. ВОСТОК-МЕДИА – Что значит «человеческий фактор» в расследовании уголовного дела, в судебном производстве? У представителей адвокатуры свой взгляд на этот вопрос.
В качестве примера можно взять уголовное дело в отношении известного владивостокского «опера» Виталия Мысливчика. Ранее его интересы в суде пытались представлять три представителя адвокатской корпорации, которые по неизвестным причинам ретировались. Сегодня защитник В.Мысливчика - известный приморский адвокат Александр Пожетнов. Среди его доверителей немало заметных фигур Дальневосточного истеблишмента, как политического, так и криминального. Достаточно назвать бывшего мэра г. Артема Александра Терентьева, бывшего вице-губернатора и главу ЗС Приморья Игоря Лебединца и... ныне покойного Евгения Васина, «вора в законе», известного больше как «держатель дальневосточного воровского общака».
Александр Пожетнов высказывает свое взгляд на триумвират юридических структур - суд, прокуратуру и адвокатуру

- Вашими услугами пользуются в основном коррумпированные чиновники высокого ранга и другие олигархи с большой дороги. Говорят даже «воры в законе» не гнушаются «дружбы» с адвокатом Пожетновым. Почему такая избирательность в выборе клиентов?
- Ничего подобного. Как раз наоборот, я всегда отдавал и отдаю предпочтение защите «стрелочников» - простых милиционеров, таможенников и других чиновников, тянущих лямку на «государевой службе», это если говорить о лицах, имеющих отношение к преступлениям против государственной власти. Высокопоставленных чиновников в числе моих клиентов «раз два и обчелся». То, что касается «воров», то те из них, которым я подаю руку - это люди, которые придерживаются «людских традиций», созвучных с общехристианскими ценностями и строго следуют им, чем, кстати, резко отличаются от той категории граждан, которых вы поставили на первое место.
- СМИ неоднократно писали о деле начальника уголовного розыска с «Баляева» В.Мысливчика, которого вы защищаете. Абсурдность предъявленного ему обвинения видна невооруженным глазом. Вы можете внести ясность всего происходящего со знаменитым «опером», получившим второе «имя» - «Пиночет»?
- С ходу на этот вопрос не ответишь. Требуется некое базовое разъяснение ситуации, имеющей место быть сегодня в правоохранительной среде и судебной системе Приморского края.
Если говорить максимально сдержано и коротко ситуация выглядит следующим образом. Вполне понятно желание людей, если не ликвидировать преступность, то хотя бы, так сказать держать ее в «узде». В достижении этой цели существенное значение имеет обеспечение неотвратимости наказания преступника. Если тот, кто замыслил преступить закон, будет знать, что ответственности за это не избежать, преступлений, несомненно, станет меньше. Достичь этой цели далеко не просто. Раскрытие преступления представляет собой восстановительный процесс обстоятельств событий, произошедших в прошлом.
Здесь и начинается самое сложное, где часто представители следствия, прокуратуры, а затем и судьи, которые рассматривают дело, совершают ошибки, которые дорого обходятся обществу и государству в целом. Это происходит по вине так называемого человеческого фактора, который проявляет себя в деятельности тех, кто призван раскрывать, расследовать преступление и принимать судебное решение по ним.
Человеческий фактор понятие собирательное. Это отсутствие достаточной, профессиональной квалификации у лиц, представляющих стороны обвинения, отсутствие опыта у судей, достаточного чтобы разобраться в перипетиях, подчас сложного дела. Не все осознают важность значения своего государственного служебного долга, ответственность за судьбы людей. Корыстные цели, стремление «раскрывать» преступление любой ценой (хотя бы только в отчете), при отсутствии уважения к закону, к правам участвующих в деле лиц, в частности обвиняемых и подсудимых, приводит иногда к тому, что к уголовной ответственности привлекаются и осуждаются не в чем не повинные. Наконец, среди правоохранителей встречаются люди, использующие свое положение, не в интересах торжества закона, а в личных, корыстных целях.
- Так где же «собака зарыта»?
- За последние 5-7 лет правосудие на уровне судов первой инстанции претерпевало явные изменения, как говорится, «в сторону ухудшения». Произошло некое неофициальное слияние предварительного следствия и суда при отправлении правосудия. Причин этому много.
Одна из них, которая лежит на поверхности - следствию и судам первой инстанции фатально не хватает времени и, чтобы не портить статистику, следователи на скорую руку расследуют дела, а судьи подыгрывая им, пропускают огрехи следствия. А тут еще мнение начальства, прозрачно намекающее на целесообразность или, наоборот, на нецелесообразность ...
Закон, конечно, следует соблюсти, но время-то поджимает! А тут, невооруженным глазом видно, что подсудимый явно преступник. Замкнутый круг! Кроме того, прокуроры и судьи кормятся от щедрот власти (в отличие от адвокатов), а, значит, от нее зависимы и ей подчинены.
Но это не беда, а беда в том, что, стараясь держать нос «по ветру», у этой категории юристов вновь срабатывает человеческий фактор. И тут у закона начинаются систематические проблемы, в результате которых происходят судебные ошибки. Кассационные инстанции, надзирающие за нижестоящими судами, нередко оставляют в силе ошибочные приговоры, не желая портить статистические показатели судов первой инстанции. На этом и строится расчет заорганизованных чиновников прокуратуры и суда. В итоге исправление судебной ошибки возможно только на стадии надзорного производства в Верховном суде, решение которого статистику не портит.
А ведь кроме адвокатов защитником закона в суде в первую очередь должны выступать Суд и Прокурор, как представители государственной системы, главная цель которых стоять на страже Конституции, которая провозглашают, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст.2 Конституции РФ). Это единственная высшая ценность, все остальные общественные ценности (в том числе обязанности человека), такой конституционной оценки не получили и следовательно, располагаются по отношению к ней на более низкой ступени, и не могут ей противостоять.
За последние 12 лет - с 1994 по 2005 годы - в нашей стране более 80 тысяч человек привлечено к уголовной ответственности необоснованно. Подавляющее большинство этих людей было реабилитировано благодаря «титаническим» усилиям адвокатов на стадии надзорного судебного производства.
Но кто сосчитает, сколько ошибок и нарушений закона осталось незамеченными, сколько отбывает наказания необоснованно осужденных.
За этим стоят искалеченные судьбы, несбывшиеся надежды самих осужденных и их семей. Это опухшие от слез лица матерей и жен. По большому счету это «государственная измена», т.к. к основным объектам государственной безопасности относятся: личность; общество и государство.
Почему это происходит в рамках одной публикации рассказать невозможно. Но хотя бы активно начинать обсуждать «правоохранительную» ситуацию, когда всё больше количество граждан становиться заложниками произвола недобросовестных юристов в погонах и мантиях, жизненно необходимо. Обществу надо задуматься: или в России восторжествует закон, или ее ждет будущее, в котором даже сегодняшний правовой беспредел покажется эталоном демократии. И пусть не рассчитывают те, кто в силу тех или иных причин участвует в нем, что они смогут избежать участи жертвы. Мало не покажется всем.
- Так, кто из триады - Судья, Прокурор или Адвокат является подлинным защитником закона в суде?
- Вопрос поставлен не совсем корректно, но вывод из реалий жизни таков, что добиться правосудия можно только с помощью профессионального защитника, которому в системе по имени «государство» отведена штатная роль оппонента власти, которая их не любит, но вынуждена терпеть их присутствие, иначе система сломается и погибнет. Такая вот правда жизни получается.
Теперь по ситуации Мысливчика. Все, что творится вокруг Виталия, обескураживает своим цинизмом. Что мы имеем реально: с одной стороны, обвиняемый - человек в течение 7 лет прошедший путь от помощника участкового инспектора до начальника отделения уголовного розыска, имеющий звание «лучший работник криминальной милиции», которому дважды присваивались внеочередные звания капитан и майор милиции, человек, отдававший всего себя в борьбе с «выродками» нашего общества, в адрес которого даже сейчас идут благодарственные письма и денежная помощь семье от людей, которым он помог. С другой стороны и УСБ Приморского УВД и прокуратура Первореченского района Владивостока.
Время от времени появляется желание сложить с себя адвокатский статус. Не хочется быть фиговым листом, прикрывающим лже-правосудие, но с другой стороны, куда деваться несчастным и обиженным? У высокопоставленных чиновников, например у Владимира Николаева или Эрнеста Бахшецяна заступники найдутся, а у рядового опера или таможенника? Кто-то должен и им протянуть руку помощи!