Сергей Руденок: пьесу про Юла пришлось резать, потому что во Владивостоке нет метро
13 октября , 10:08
Photo: "Восток-Медиа"
По случаю 100-летнего юбилея мировой кинозвезды с владивостокскими корнями Юла Бриннера частью программы международного кинофестиваля «Меридианы Тихого» стали «Бриннеровские чтения». Именно на них публике впервые презентовали отрывок из пьесы Юрия Гончарова «Ковбой. Король. Великолепный» в актёрской читке.

Премьера пьесы ожидается в середине декабря на сцене краевого театра имени Горького. Режиссёром постановки стал Сергей Руденок, чьё имя уже, пожалуй, можно считать брендом — если в афише есть эта фамилия, значит, речь идёт о чём-то остром, возможно даже скандальном. В интервью «Восток-Медиа» режиссёр рассказал, с чего началась история нынешней постановки.

— Сергей, почему именно ты стал режиссёром этого спектакля?

— Ну, это — не первое произведение Юрия Гончарова, которое он мне доверил. Ещё когда мы вместе работали в Приморском театре молодёжи, я поставил две сказки по его пьесам. Можно сказать, что бог любит троицу. Но я даже надеюсь, что бог — не дурак, любит пятак, и будут ещё две пьесы потом.

— А когда возник замысел этого спектакля?

— Очень давно, просто Гончаров об этом особо не распространялся. Ещё год назад в сентябре, когда я ставил в театре ТОФ «Сиротливый Запад», мы встретились — и он сказал, что пишет пьесу про Бриннера. Потом, спустя какое-то время он прислал мне эту пьесу, чтобы я прочитал и высказал своё мнение. Мне пьеса понравилась, она классная. Затем он спросил — ты мог бы взяться её поставить? Конечно, мог бы!

— А что сказал худрук театра Горького Ефим Звеняцкий?

— Ефим Семёнович пригласил меня на беседу, чтобы я изложил своё видение спектакля, концепт. Мы сошлись на многих вещах и договорились, что будем работать.

— Пьеса не менялась в ходе работы над постановкой?

— Почему же… Сама пьеса — огромная, это целый киносценарий на несколько серий. Но кинопроизводство требует огромных вложений, каких у нас нет. Во Владивостоке нет и метро — мы не можем отпускать зрителя около часу ночи, поэтому нужно было ужать пьесу до двух с половиной часов. Так что текст пришлось подрезать, но принципиальных моментов в нём, конечно, не меняли.

— Кто выбирал артистов?

— Артистов выбирал я, советуясь с Ефимом Семёновичем. Я давно с ними знаком, хорошо знаю их работы. Считаю, всё распределение, которое мы сделали, суперправильным. Ещё читая пьесу, я не видел в роли Марлен Дитрих никого, кроме Натальи Овчинниковой, а Юлом у меня сразу был Максим Вахрушев.

Читка отрывка из пьесы в музее имени Арсеньева. Актёры Сергей Лисинчук, Наталья Овчинникова, Татьяна Иванашко, Максим Вахрушев
Photo:"Восток-Медиа"

— Но, насколько первые зрители поняли по читке пьесы в музее Арсеньева, Юла будут играть два актёра. Почему так?

— Потому что таково режиссёрское решение. Дело не в разном возрасте главного героя, а в… Оставим здесь многоточие, пусть зритель сам догадается, почему это происходит.

— Ты понимаешь, что почти одновременные премьеры спектаклей про Бриннера в театре Горького и театре молодёжи непременно дадут повод для сравнений?

— Не вижу в этом никакой проблемы. В Москве почти в каждом театре идёт гоголевская комедия «Женитьба». Это совершенно нормально.

— У тебя есть любимый фильм с Юлом?

— Да, это фильм 1956 года «Анастасия», за который исполнительница главной роли Ингрид Бергман получила «Оскара». Но в нашем спектакле не будет историй, которые разворачиваются на киноплощадках, мы большей частью ведём повествование об отношениях Юла Бриннера с его семьёй, да и с самим собой. Об этом и пьеса. Стоит вспомнить и биографическую книгу Рока Бриннера, переведённую Максом Немцовым «Человек, который был бы королём» — её дочитываешь буквально со слезами на глазах. Мы говорим не о звезде, а в первую очередь о человеке.

— Юл Бриннер, Илья Лагутенко… Каких ещё звёзд, прославивших Владивосток на весь мир, ты мгновенно можешь вспомнить?

— Я могу долго перечислять, но не стану. Ну, например, мой друг Иван Панфилов, песни которого крутят в такси.

— Как ты думаешь, Владивосток становится культурной столицей?

— Конечно, становится, но над этим надо ещё много работать. Нужно продолжать знакомить горожан с теми, кто сделал культуру этого города. А среди таких людей, например, и дед Юла Бриннера, который основал здесь пароходство. Владивостокцы должны привыкнуть ходить в музей Арсеньева, узнавать и запоминать важные вещи об истории родного города. Театры должны ставить пьесы об исторических личностях Владивостока — Элеоноре Прей, Арсеньеве, людях, с которых начинался город. Ну и такие мероприятия, как кинофестиваль Pacific Meridian тоже важны — они громко свидетельствуют, что культурная жизнь во Владивостоке есть, и даже есть свои кинематографисты. Просто им надо не мешать, а давать возможности развиваться.