Восток-Медиа
Теноры Приморской Мариинки рассказали, как вторые роли не помешали им прославиться
25 марта, 17:02
Теноры Приморской Мариинки рассказали, как вторые роли не помешали им прославиться
Фото: Соцсети
Энергия творчества преображает любой культурный ландшафт — и даже на символическом асфальте самой примитивной «попсы» могут возникнуть причудливые формы жизни искусства. Пример двух теноров Приморской сцены Мариинского театра — тому подтверждение.

В небольшом интервью «Восток-Медиа» Илья Астафуров и Всеволод Марилов рассказали о том, как шуточные пародии на звёзд современной дискотечной музыки принесли им настоящую популярность. Свою роль в этом сыграла массовая социальная сеть «Инстаграм» — именно там теноры размещают всё новые и новые ролики, где они, в камзолах и париках, адски тараща глаза, перепевают хиты Димы Билана, Тимы Белорусских, групп «Руки вверх», «Дабро» и даже «Мумий Тролля» — радикально меняя ритм, размер и саму манеру исполнения. Тысячи просмотров и сотни комментариев со всей страны — таким оказался неожиданный эффект дурачества двух коллег. При этом на оперной сцене оба профессиональных певца довольствуются в основном ролями второго плана — в опере они называются компримарио. За плечами у обоих — Дальневосточный институт искусств и музыкальное училище, в репертуаре — десятки оперных партий.

— Расскажите, с чего началось ваше оригинальное хобби?

Всеволод Марилов: — С самого начала мы всё это делали просто, чтобы повеселиться самим и повеселить коллег. И уж конечно, не думали заводить особый аккаунт и «пилить контент». Просто записывали минутные ролики в перерывах между оперными репетициями, в гриме, который никакого отношения к песням не имеет…

Илья Астафуров: — Но потом внезапно оказалось, что наше развлечение стало очень популярным: коллеги на репетициях стали показывать друг другу эти ролики, какие-то агрегаторы стали буквально заваливать нас предложениями о их распространении, а на днях наш шуточный кавер опубликовал в своём Инстаграме Сергей Жуков из «Руки вверх» — и тут посыпалось просто чудовищное количество подписок из разных городов — в том числе, из-за границы.

— И все подписчики постоянно спрашивают — ну когда же живой концерт…

Илья: — Мы тоже хотели бы, наверное, устроить живой концерт, но пока не ощущаем на это так называемого ресурса. Да и люди, которые говорят «хотим-хотим», не факт, что придут.

Всеволод: — Одно дело — ролики на одну минуту, другое — полноценный спектакль, когда нужно удерживать внимание зрителя на протяжении полутора часов. Я понял, что вдвоём мы не вывезем, нужен как минимум ещё и постановщик, который облагородил бы всё это и связал.

— И, наверное, нужно время на подготовку?

Всеволод: — Да, а сейчас его просто негде взять. В театре идут репетиции «Летучей мыши», где у Ильи одна партия, у меня — две небольших. Кроме того, мы оба заняты в опере «Турандот», премьера которой назначена на 30 апреля. И с утра до ночи сейчас находимся на репетициях.

Илья: -Да, бывает, что мы проводим в театре и по 13 часов. Когда новая постановка готовится к премьере — ничего другого просто не успеваешь. Утром открываешь глаза — и начинаешь выбирать, что ты сегодня не успеешь. Я ещё и преподаю вокал в частной школе, но всё моё расписание дня подчинено театральному графику.

— Я знаю, что помимо оперы в вашей жизни есть ещё и электрическая музыка. Расскажите немного о своих кавер-группах.

Илья: — Моя группа называется «Ундина», а группа Севы «Ураган-шоу» даже известнее моей. Но я в группе не пою, а играю на гитаре — мне это больше нравится. Да и хватает пения в опере.

Всеволод: — А я бэк-вокалист и гитарист. Основной у нас — Степан Гапонов, известная личность. Наш коллектив довольно успешен, играем на любых праздниках и в клубах. Программа — из популярных хитов, которые нравятся народу. Понятно, что массовые вкусы сами мы далеко не всегда разделяем. Я, например, долгое время слушал исключительно тяжёлый металл.

— А есть примеры из отечественной эстрады, которые вызывают у вас искреннее уважение?

Илья: — Конечно, и довольно много, если брать старую советскую эстраду — начиная от Вертинского, Шульженко, Магомаева… Да и среди современников есть прекрасные артисты — Леонид Агутин, Николай Носков…

Всеволод: — Да, Носков — прекрасный автор и исполнитель, выше всяких похвал. Я ходил на его концерт в 2016 году, когда он приезжал во Владивосток. Более поздних походов на концерты приезжих звёзд не припомню.

— А если говорить не только об эстраде?

Илья: — Я большой поклонник групп Animal ДжаZ, «Небо здесь». Из зарубежных — «Нирвана», Muse.

Всеволод: — Мне когда-то нравилась дальневосточная группа «Моя Мишель», нравилась белорусско-российская IOWA…

— Вам весело жить во Владивостоке?

Всеволод: — Конечно, весело! Я здесь родился, вырос и получил профессию, которой здесь раньше было немыслимо зарабатывать на жизнь. Даже подумать о том, чтобы петь оперу во Владивостоке, было как-то дико.

Илья: — А в столичных городах театры переполнены, и после окончания консерватории молодые артисты готовы ехать за опытом туда, куда пригласят. Но тут нам повезло: построили оперный театр, и мы смогли приехать в него, просто сев за руль. При этом в трудовых книжках у нас написано — «Мариинский театр». Мы и на гастроли выезжали с нашей оперной труппой — в Москву, Санкт-Петербург, Улан-Удэ.

— А не хотите ли что-нибудь покритиковать?

Всеволод: — Я всегда критикую одну-единственную вещь: человеческое невежество, нежелание образовываться. В нём корень всех зол. Причём, я не имею в виду, что каждому нужно обязательно читать Германа Гессе или учебник квантовой механики — но нужно постоянно расширять кругозор, становиться внимательнее и чутче к людям, не ограничиваться узкими вкусовыми пристрастиями.

Илья: — А я очень не люблю, когда люди врут, если уж говорить о человеческих качествах. Как банально, но верно сказано в фильме «Брат», сила — в правде. Если же критиковать в каких-то других аспектах, то это будет долгая беседа…

— Чего бы вам хотелось достичь в профессиональном плане, если отвлечься от каверов и пародий?

Илья: — Написать хорошую песню, которая стала бы известной, и которую пели бы на твоих концертах люди — вот, по-моему, настоящее счастье.

Всеволод: — Хочется играть больше хорошей музыки, и чтобы к ней прилагались честные искренние тексты. Вся музыкальная индустрия, к сожалению, нацелена на то, чтобы продавать, а для этого нужно нравиться. Но я считаю такую тенденцию плохой. Нужно, прежде всего, делать хорошо, а нравиться — уже во вторую очередь.