Приморские хлебопёки отдают свой товар практически даром
26 сентября 2016, 09:26
Экономика
Photo: РИА "Восток-Медиа", vladhleb.ru, primorsky.ru
На рынке "стратегического" продукта соблюдается хрупкое равновесие

Хлеб в России является социальным продуктом № 1. Цена на него – головная боль любого руководителя региона. Любое увеличение стоимости на этот продукт-«индикатор» становится заметным и вызывает социальную напряжённость. В нынешнее кризисное время вопрос стоимости «стратегических» продуктов тем более актуален – достаточно вспомнить прошлогоднюю панику с гречкой.

В то же время при любом повышении цен многие приморцы начинают обвинять во всём неуёмные аппетиты производителей. На деле же всё обстоит гораздо сложнее – ситуация со стороны предпринимателей также выглядит весьма непростой. Корреспондент РИА «Восток-Медиа» разобрался, как формируется цена на хлеб и почему её повышение является одной из самых непростых проблем в отрасли.


 

Два рубля на всё про всё

Согласно данным приморского департамента сельского хозяйства, себестоимость булки хлеба зависит главным образом от цен на сырьё. Его доля в конечной цене товара составляет 29 – 48 процентов. От 3 до 12 процентов набегает за топливо, от 12 до 23 % – за электроэнергию. Размер зарплат и налоговых отчислений также повышает стоимость хлеба на 5,5 – 15 процентов. Наконец, в стоимость конечной продукции закладываются и общезаводские издержки – от 26 до 46 процентов.

Подобный расклад приводят и сами производители. В Приморье официально их насчитывается 207 – впрочем, действительно крупных предприятий в крае всего 8. Одной из самых больших компаний является «Владхлеб» – её доля на региональном рынке составляет почти 30 %.

Вот какие данные предоставил РИА «Восток-Медиа» директор по развитию компании «Владхлеб» Иван Борисов: «Доля сырья в ценообразовании в среднем составляет 35 – 36 %. Сюда входит, в том числе, железнодорожный тариф. Дело в том, что вся мука в Приморье – завозная, своей у нас не производится. Вторая статья ценообразования  – зарплата (без НДФЛ и прочих отчислений). Это примерно четверть стоимости продукции. Нам нужно держать довольно высокую зарплату: работать на производстве тяжело, и вознаграждение должно быть соответствующим. Порядка 17 % ценообразования – налоги, ещё 16 % – расходы на ГСМ, а также электроэнергию. Ремонты и запчасти составляют ещё почти 6 %. Рентабельность в пределах 0,5 %». По словам Ивана Борисова, похожие цифры приводят и другие игроки рынка.

Итак, булка «Подольского» во Владивостоке в среднем стоит 33 рубля – при себестоимости в 26 рублей 80 копеек. 9,5 рубля нужно выложить за муку, затраченную на производство одной буханки. Почти 7 рублей от производства булки идёт на зарплату. Сюда же закладывается 4,5 рубля на налоги и столько же – на ГСМ и электроэнергию. 1,3 рубля - на ремонты. Заработок производителя 10-15 копеек. В период урожая - до 80 копеек. Остаётся всего 3 % – и это максимум, который может позволить себе производитель. Всё остальное – на совести ретейлеров, для которых маржа в 25 % является, в общем-то, нормальным явлением.

По данным Росстата, приморские цены на хлеб – одни из самых низких на Дальнем Востоке. Более дешёвую продукцию можно встретить только в Амурской области. По словам генерального директора «Владхлеба» Дмитрия Шинкаренко, это связано с тем, что там ниже стоимость электроэнергии – 92 копейки за киловатт против 4 рублей в Приморском крае. Зарплаты там тоже более низкие, что также приводит к удешевлению хлеба.


 

За мукой – в Сибирь

Своей муки в Приморье не производится – её всю доставляют из других регионов России.  Причина проста: в крае неподходящий для этого климат. Если в советское время в регионе ещё пытались выращивать специальные, приспособленные к влажному климату сорта, то сейчас об этом благополучно забыли. Рынок диктует свои условия: привезти сырьё из той же Сибири проще, да и выгоднее. К слову, именно сибирские регионы являются источником муки для многих дальневосточных производителей. Этот фактор также накладывает отпечаток на стоимость хлеба в Приморье. Импортного зерна в крае практически нет – ввозить его даже из соседнего Китая попросту нерентабельно. Характерно, что, несмотря на этот факт, приморский департамент сельского хозяйства периодически рекомендует хлебопёкам «отказаться от применения зерновых смесей импортного производства, заменив их отечественными аналогами».

Интересно, что урожайность пшеницы не очень сильно влияет на цену муки. На этом рынке складывается довольно парадоксальная ситуация: собранной пшеницы с каждым годом становится больше, но хлеб продолжает дорожать. «И 2014, и 2015 годы для России были урожайными. В этом году у нас вообще ожидают исторического рекорда – 110 - 117 миллионов тонн зерна, это даже выше, чем в СССР. Казалось бы, чем больше зерна, тем оно дешевле – но оно продолжает расти в цене. И эта тенденция продолжится в будущем», – рассказывает Дмитрий Шинкаренко. Это связано с общероссийской экономической ситуацией и падением рубля, которое произошло в 2014 году. Тогда 170 долларов, за которые продают тонну российской пшеницы, превратились из 5500 рублей в 11000. Из-за этого экспортировать зерно стало в разы выгоднее, чем продавать его на внутренний рынок. Кроме того, моментально выросли издержки бизнеса.


 

Опустить цены на зерно не даёт и само государство, ежегодно проводя интервенции на рынок. «Если цена на пшеницу начнёт падать, наши крестьяне просто перестанут сеять. У них и без того огромное количество рисков. Поэтому государство проводит свои закупки зерна по завышенным ценам. Таким образом поддерживается довольно стабильная стоимость сырья», – пояснил гендиректор.

В то же время сейчас и крестьяне, и трейдеры находятся в ожидании: в России вот-вот должны отменить экспортную пошлину. Дело в том, что после падения рубля государство ввело экспортную пошлину на пшеницу, чтобы снизить доходность экспорта до продаж зерна на внутреннем рынке. Причиной отмены пошлины стали, в том числе, и огромные урожаи последних лет. Каким образом она повлияет на конечную стоимость хлебного сырья – пока можно только предполагать.

Хлеб – всем, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный

Хлеб является социально значимым продуктом, поэтому цены на него строго контролируются государством. Чуть выше приводился подробный разбор стоимости булки культового в Приморье «Подольского» хлеба, из которого видно, что максимальная накрутка производителя не превышает пяти процентов. Однако, по словам самих хлебопёков, доход от реализации такой продукции гораздо ниже. Он фактически стремится к нулю и варьируется от 0,1 до 0,6 процента. «Выглядит это, конечно, странно. Цель любого коммерческого предприятия – получение прибыли. Но в данном случае мы отпускаем продукцию практически по себестоимости, так как существует жёсткое ограничение по цене. При этом, несмотря на все разговоры о социальной значимости хлеба, государство никак не помогает его производителям. Нет ни дотаций, ни субсидий. Но при нерыночной стоимости хлеба расходы у нас идут по цене рынка. Никаких льгот и скидок не существует», – рассказал корреспонденту РИА «Восток-Медиа» генеральный директор «Владхлеба» Дмитрий Шинкаренко.


 

В результате  производителям приходится по максимуму сокращать свои расходные статьи, однако этот ресурс не бесконечен. К тому же инфляция и рост издержек, как правило, обгоняют данный процесс. В конечном счёте, от госрегулирования страдает производство: игроки рынка уменьшают не зарплаты или расходы на сырьё, а инвестиционную составляющую бизнеса. Речь идёт о своевременном обновлении оборудования. «Оптимальный вариант для производителя –  рентабельность в 10 %, ещё лучше – в 15 %. Это означает, что через 7 - 10 лет удастся заменить всё оборудование. Именно такой срок оно и должно служить. При рентабельности в 0,6 % эти сроки значительно увеличиваются, счёт уже идёт на десятилетия. Развивать производство становится практически невозможно», – пояснил Дмитрий Шинкаренко. 

Кроме того, заниженная цена устанавливается для всех потребителей хлеба, а не только для незащищённых слоёв населения. Такой расклад вызывает понятное недовольство у производителей, которые в таком случае неизбирательно дотируют всех покупателей, как нуждающихся, так и вполне себе обеспеченных, и поэтому хотят изменить данную ситуацию. Одним из вариантов решения проблемы могла бы стать адресная помощь. Хорошим примером в этом плане является Москва. Там власти ввели «Социальную карту москвича», обладатели которой получают скидки на товары, лекарства и ряд услуг.

Ни нашим, ни вашим

Ситуация вряд ли изменится в ближайшее время. Для многих приморцев даже низкие торговые накрутки становятся неподъёмной ношей. Яркой иллюстрацией этому служит наличие в крае почти сотни торговых точек, в которых хлеб реализуется по цене производителя без дополнительных надбавок. Большая их часть находится в Дальнегорском городском округе. По предоставленной РИА «Восток-Медиа» информации от краевого департамента сельского хозяйства, в Дальнегорске расположено 18 павильонов и 40 киосков, где хлеб можно купить по себестоимости. Соответственно, для граждан этих районов любое, даже вынужденное, подорожание продукции станет неприятным сюрпризом.

Словом, в хлебной отрасли власти стоят перед выбором из двух зол – при этом пока они не могут выбрать ни один из вариантов. Если постоянно делать уступки потребителю, то не выдержит производство. Если предоставить хлебопёкам больше свободы – произойдёт всплеск недовольства среди населения. Пока ситуация ещё сохраняет равновесие, но как долго это продлится, сказать сложно.

Стоит отметить, что на хлебном рынке Приморья существует ещё одна, не менее серьёзная проблема – обширный «теневой» сектор. Хлебопёки-нелегалы реализуют свою продукцию по более низким ценам из-за ухода от налогов и проверок. Зачастую они занимаются самым обыкновенным демпингом легальных производителей. Но эта тема требует отдельного разговора.