Жениться – не напасть, как бы после... Что?

Жениться – не напасть, как бы после... Что?

Жениться – не напасть, как бы после... Что?
Аналитика

6 ноября 2020, 13:51
Фото: Предоставлено театром имени Комиссаржевской
Постановка классических русских пьес – Гоголя, Островского – все больше становится для театров страны задачкой на сообразительность.

Время бежит неостановим, и мы все дальше от реалий не только XIX, но даже начала XX века. Абсолютной архаикой смотрятся сегодня мундир городничего, купеческие сундуки… И кажется, что и проблемы, поднимаемые авторами в той же «Грозе», «Бесприданнице» или же «Женитьбе», тоже остались в далеком прошлом.

И как сделать так, чтобы сегодняшний зритель – причем не только тот, «кому за 40», но и молодой, даже юный зритель вдруг осознал, насколько близки и понятны ему переживания Ларисы Огудаловой или Подколесина?

Каждый театр страны, каждый режиссер, принимая решение о постановке русской классики, находит свой ответ на этот вопрос. Удачный он или нет, заранее не узнаешь. Покажет только время и реакция зрителя.

Судя по тому, что спектакль «Zhенитьба.Wanted!» (16+) Уссурийского городского театра имени Веры Комиссаржевской по пьесе «Женитьба» великого Гоголя, - один из самых популярных в репертуаре, режиссеру Нийоле Макутенайте удалось найти верный ответ…

Сцена из спектакля
Фото:Предоставлено театром имени Комиссаржевской

«Совершенно невероятное событие в 2-х действиях» - так обозначила режиссер жанр постановки, ни на йоту не отступив от замысла автора, великого Гоголя. И действительно – классической комедией происходящее на сцене не назовешь. Да ведь и проблемы, о которых решила поговорить со зрителем Нийоле Макутенайте, простыми не назовешь.

Зачем создавать семью? Когда? Стоит ли вступать в брак просто потому, что все вокруг уже сто тысяч раз спросили: а ты еще не замужем (до сих пор не женился)? На чем должна держаться семья – на любви или расчете?

«Общество безжалостно форматирует человека, подгоняет под некий универсальный стандарт, заставляя отказаться от своих желаний, устремлений. Да и мы сами подчас отвергаем выбор, который подсказывает нам внутренний голос, заменяя его общепринятыми «так положено», «так модно», «так все делают». Но там ли ждет нас счастье?» - так говорила Нийоле Макутенайте о сути своей постановки, о тех размышлениях, которые она хочет пробудить в зрителе.

Мария Зускина в роли Агафьи Тихоновны
Фото:Предоставлено театром имени Комиссаржевской

И поскольку вопросы эти времени не подвластны, режиссер, разумеется, не посчитала нужным – и совершенно правильно – переносить действие постановки в какое-то конкретное время, давать зрителю подсказки, в каком году или даже в каком веке происходит то, что он видит на сцене. Здесь решаются вечные вопросы – и значит, герои спектакля могли жить сто лет назад, 50 лет назад, а могут быть и нашими современниками. Поэтому вместе с художником-постановщиком Светланой Зарубиной они сумели создать на сцене удивительный микс костюмов и обстановки разных эпох – причем эта подчеркнуто гротескная, почти фарсовая «мешанина» смотрится и воспринимается совершенно органично. Точно так же, как выбранное музыкальное оформление, где сталкиваются ритмы ВИА 80-х годов прошлого века и классической музыки.

Работу Светланы Зарубиной вообще стоит отметить отдельно. Своих героев в пьесе Николай Васильевич Гоголь описал очень ярко, смачно: «Первый Балтазар Балтазарович Жевакин, такой славный, во флоте служил, — как раз по тебе придется. А Иван-то Павлович, что служит езекухтором, такой важный, что и приступу нет. Такой видный из себя, толстый; как закричит на меня: «Ты мне не толкуй пустяков, что невеста такая и эдакая! ты скажи напрямик, сколько за ней движимого и недвижимого?»…

…А еще Никанор Иванович Анучкин. Это уж такой великатный! а губы, мать моя, — малина, совсем малина! такой славный… А сам-то такой субтильный, и ножки узенькие, тоненькие».

Как выполнить прямые указания автора на внешний облик героев? Светлана Зарубина нашла оригинальные решения. Конечно, актеру Валерию Комаристому (Яичница), вероятно, тяжеловато носить на себе костюм толстяка, но как же он прекрасен – сколько ассоциаций сразу всплывает в голове, сколько аллюзий с современностью…

Валерий Комаристый в роли Яичницы
Фото:Предоставлено театром имени Комиссаржевской

А гламурный и в то же время вычурный, пустоголовый Анучкин? Сергею Солянникову, вероятно, тоже не слишком просто ходить таким «затянутым в рюмочку», но насколько это ярко, как запоминается!

Сергей Солянников в роли Анучкина
Фото:Предоставлено театром имени Комиссаржевской

Интересный режиссерский ход – поставить на две главные роли – Подколесина и Кочкарева – братьев Петра и Бориса Бехарских, тоже дает простор зрителю для размышлений и выводов. Ведь по большому счету это не просто похожесть, это широкое обобщение. Актерам была поставлена серьезная задача – при внешнем сходстве показать двух разных людей, и надо заметить, они блестяще с этим справились. Инфантильный и нерешительный Подколесин, так и не сумевший хотя бы раз в жизни поступить по-мужски и не впустивший в свою обыденность шанс на простое человеческое счастье, и суетливый хлопотный плутоватый Кочкарев, сумевший сделать невероятное – вместо того, чтобы создать одну семью, разбил целых четыре семьи потенциальных…

Отдельно следует сказать о женских образах постановки. Актрисам Марии Зускиной, Елене Оноприенко, Елене Перегуда можно сказать только одно – браво! При том, что пьеса вольно или невольно концентрируется на мужских образах, женские не остаются в тени.

Нийоле Макутенайте изрядно порезала гоголевский текст, но в данном случае это оказалось вполне оправданным ходом – спектакль стал динамичным, не потеряв при этом внутренней логики. А главное – не были забыты смысловые направляющие. Ведь цель не в том, чтобы рассмешить зрителя (хотя взрывов смеха по ходу спектакля в зале звучит достаточно). Сверхзадача в другом – выходя из зала, люди должны задуматься о том, что же такое – любовь, семья, счастье? Для чего нам дается шанс измениться и изменить свою жизнь и способны ли мы в принципе на это? Стали ли сегодня мы инфантильнее, чем два века назад, или ничуть с тех пор не изменились? Есть, о чем подумать…

Об авторе

Любовь Берчанская — филолог, журналист, более 15 лет освещающий культурные события во Владивостоке и Приморье. Член жюри краевой театральной премии имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка. Дважды лауреат федеральной премии «Искусный глагол» (для журналистов, пишущих о культуре). Ее материалы печатались в ведущих СМИ Приморья, а также в «Музыкальном журнале» (Санкт-Петербург), журнале «Страстной бульвар», в «Российской газете» и других изданиях.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter