Откуда протест на Дальнем Востоке? Рассказали политологи в формате круглого стола

Аналитика
Откуда протест на Дальнем Востоке? Рассказали политологи в формате круглого стола
Откуда протест на Дальнем Востоке? Рассказали политологи в формате круглого стола
9 апреля, 18:07Фото: Pixabay.com
Долгие годы Дальний Восток считается одним из самых протестных регионов России.

Приморье, в свою очередь, называют «протестной столицей» ДФО. Откуда за дальневосточниками тянется такая слава и действительно ли она заслуженна разбирались политологи в ходе круглого стола ИА «Восток-Медиа» «Против кого дружим: истоки протеста на Дальнем Востоке».

Битвы 90-х

Политолог Даниил Ермилов вспомнил, что протестные настроения на Дальнем Востоке берут начало в 90-х годах.

«Тогда в регионе были жесточайшие политические и экономические битвы. Местами даже кровавые. Не раз поднимался вопрос о создании некоего образования, хорошо ума и дальновидности хватило у лидеров и разговоры вежливо пресекли. Однако к концу 90-х-началу 2000-х все более менее устаканилось — люди смогли договориться и разделить сферы влияния. Соответственно и экономика разделилась: всем хватало места, и средств для существования. А потом настало время корпораций, и в регионы начали приходить федеральные игроки, и по сути стали выдавливать местных из самых прибыльных сфер (рыба, лес, строительство и т.д.) Экономика стала перестраиваться, законодательство ужесточилось, доступ к ресурсам, к той же рыбе, у простого населения прекратился», — полагает Даниил Ермилов.

Последующий рост благосостояния населения со временем стал не таким стремительным. За ним последовала стагнация: налоговая реформа, борьба с «обналом», падение доходов от нефти.

«На этом фоне непопулярные решения властей были восприняты как удар ниже пояса и расторжение «социального договора» — «мы вас не трогаем, а вы к нам в карман глубоко не залезаете». В сухом остатке, людей заставили платить налоги со всего, ограничили и сузили привычные способы заработка, а потом ещё и сказали что все это правильно так и должно быть. Все эти события наложились на вольный дух дальневосточников и мы получили самый протестный и вольный регион в стране. Ну не любят здесь люди когда их холопами считают…», — сказал Даниил Ермилов.

Искусственный протест?

Политолог Андрей Кудисов предположил, что протест на Дальнем Востоке и в Приморье во многом носит искусственный характер, однако это не значит, что негативные настроения населения не стоит учитывать. Особенно политикам, решившим побороться за победу на выборах в текущем электоральном цикле.

«Во Владивостоке протестный потенциал есть, был и сохраняется. Другое дело, что такой протест часто носит искусственный характер и инспирируется определёнными политическими силами. По мере того, как власти разбираются с теми или иными проблемами, которые заботят людей, градус протестной активности падает. Но желающие заработать на этой поляне политические очки никуда не делись. Сейчас «в моде» экологический протест, родился он не на пустом месте. Хотя реальных предпосылок к тому, чтобы люди вышли на улицу, нет», — считает Кудисов.

Виктор Бурлаков заметил, что у каждого населённого пункта Приморья есть своя протестная специфика.

«Протестные настроения в каждом из муниципалитетов Приморья актуальны по-своему: где-то в меньшей степени, где-то — в большей. Одним из стимулирующих факторов стала пандемия коронавируса и последующие за этим экономические проблемы. Также стоит учитывать и специфику каждой конкретной территории. Например, в Находке актуален экологический протест, Владивосток — крупный город, здесь традиционно сосредоточен протестный электорат, к тому же, озлобленный неумелыми действиями городских властей», — сказал Виктор Бурлаков.

Эксперт уверен, властям стоит уделить особое внимание ликвидации факторов, провоцирующих протестные настроения в обществе. Иначе «Единая Россия», партия власти, рискует понести заметные потери на выборах в сентябре.

Впрочем, политолог Павел Наливайко не разделил пессимистичных настроений коллеги. Он полагает, что протестные настроения в регионе действительно имеются, но они носят скорее молчаливый характер. И о каких-либо заметных электоральных потерях пока говорить не приходится.

«Здесь всё будет зависеть от того, сможет ли региональная оппозиция эти настроения спроецировать на электоральное поле. На мой взгляд, этого не произойдёт, поскольку у руля в регионе сильная команда во главе с губернатором Олегом Кожемяко. Кроме того, у самой оппозиции нет козырей, которые были у них в предыдущие циклы. Также несистемной оппозиции не удалось перенести из Хабаровского края в Приморье кейс Фургала и спроецировать протестные настроения на наш край. Здесь всё будет решаться на округах и в рамках процентов которые имеют партии. Возможность серьёзных перекосов исключаю, если не произойдет пенсионная реформа 2:0», — сказал Павел Наливайко.

Обида на власти

Политолог Сергей Гребенюк видит причину конфликтов между государством и дальневосточниками в глубокой обиде людей на официальные власти.

«Если разбирать причину протестов на Дальнем Востоке, то она зиждется на двух факторах. Первый — наличие в каждом регионе обид и претензий к федеральному центру. Будь то перераспределение средств от добычи нефти и газа на Сахалине, арест «народного» губернатора Фургала в Хабаровске или давление на правый руль в Приморье путём введения запретительных пошлин. Ещё одной причиной становится нарастающее недоверие к власти, вызванное рассинхронизацией коммуникаций между обществом и государством», — считает Сергей Гребенюк.

По мнению эксперта, всё чаще риторика и месседжи, которые транслирует власть, либо не доходят до целевых аудиторий, либо не попадают в общественный запрос.

Впрочем, после прошлогоднего ареста губернатора Сергея Фургала, Приморье наконец-то отдало звание «протестной столицы Дальнего Востока» Хабаровскому краю. Однако всё равно социально-политическая обстановка в крае далека от благоприятно. Если политический протест в региональной повестке стал достаточно редок, то в муниципалитетах все чаще возникают очаги экологического протеста

«В Приморье спокойнее, чем у соседей, но своих точек роста для протестных настроений хватает. Это и экологическая проблематика, наличие накопленных претензий к федеральным и региональным властям. Безусловно, эти настроения окажут влияние на кампании в Госдуму и Заксобрание. Сильнее всего протестные настроения проявляются в крупных городах, таких как Владивосток и Находка. Причём, далеко не факт, что в нынешнем избирательном цикле этот протест получится эффективно канализировать. Однако чем дальше вглубь края, тем лояльнее к властям настроено население», — полагает Гребенюк.

Эксперт уточнил, что потеря доверия общества к власти в целом — это следствие отсутствия взаимопонимания между государством и людьми, попросту говоря, их рассинхронизация. Власти, решая тактические задачи, формируя вокруг себя пузырь завышенных ожиданий.

«Яркий пример — плебисцит по Конституции, когда процесс общественного обсуждения сопровождался нагнетанием позитивной повестки, следствием чего стало формирование завышенных ожиданий населения. Но после принятия поправок эта тема исчезла из информационного поля. Фактически, людей оставили один на один с их ожиданиями на улучшение качества и уровня жизни», — заключил эксперт.

Вместо выводов

Таким образом можно заключить, что протестные настроения на Дальнем Востоке и в Приморье действительно имеются, но они не столь значительны, как принято считать в обществе. Люди активно обсуждают недовольство властью, сидя на кухнях, но они не готовы выходить на улицы. Как следствие, и на результаты будущих выборов имеющийся негатив вряд ли окажет заметное влияние.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter