Два года пандемии: как лечат в больницах сегодня

Два года пандемии: как лечат в больницах сегодня

Два года пандемии: как лечат в больницах сегодня
Аналитика

10 января, 19:23
Фото: Медиахолдинг1Mi
Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что пандемия бросила системе здравоохранения вызовы, к которым та оказалась не готова. Высокопоставленный чиновник сообщила об этом громко и открыто. Что же изменилось в больницах за два года, которые человечество провело «под пятой» коронавируса?

Мария Соколова

К концу года медицина может порадовать двумя новостями. Традиционно: хорошей и плохой. Хорошая в том, что сфера здравоохранения стала получать значительное финансирование, превышающее показатели прошлых лет, пишут «НИ»

Как сообщили специалисты Федерального казначейства, за 10 месяцев 2019 года на медицину в России было потрачено 2,92 триллиона рублей. Уже в 2021 году этот показатель вырос до 3,84 триллиона.

Также здравоохранение страны получает деньги от ОМС. Расходы Федерального фонда обязательного медицинского страхования в 2019 году составляли 2,19 триллиона рублей. К концу 2021 году траты ОМС должны были составить 2, 54 триллиона рублей, по предварительным расчетам.

В итоге, еще в 2019 году российская медицина получила 5,6 триллиона рублей, а в 2021 году — около 7,15 триллиона рублей. За два года прибавка составила более полутора триллионов рублей — 27,6%.

Не в золоте счастье

А теперь к плохой новости: рост расходов на медицину не удержал показатели смертности, хотя бы на уровне стран-передовиков. Независимый специалист в области демографии Алексей Ракши подсчитал, что с начала пандемии «сверх нормы» должны были умереть уже около 1 миллиона человек. Тем не менее, подтверждений этому, в виде заявлений главы Минздрава Михаила Мурашко — нет. Равно, как и опровержений.

Россия оказалась на вершине «смертельного ТОПа» со стабильным золотом-серебром. Лишь недавно Чехия взобралась на верхние ступеньки. Теперь именно там самая высокая вероятность умереть от коронавируса. В 2022 год Россия вошла с результатам 13% смертей от COVID-19 во всем мире.

Расчеты Оперштаба и Росстата показывают, что коронавирус стал причиной 63% смертей «сверх нормы». Также есть 12,7% смертей тех, кто все же болел COVID-19, однако последней точкой оказался не вирус. Остальные 24.3% смертей не связаны с пандемией.

Коронавирус — не единственная причина смертности. По данным Счётной палаты, из-за пандемии уменьшился объем плановой медпомощи по болезням, не связанным с инфекциями. В 2021 году отклонение с апреля по август составило 54,4%. При этом обычный показатель — 26,2%. Привычный показатель сохранился лишь для плановой помощи больным раком. Сильный удар пришелся на сердечников и больных эндокринными заболеваниями. Максимально количество сил и финансов было направлено на борьбу с COVID-19, но что насчет других заболеваний? Аудиторы подсчитали, что в отдельных регионах количество неоплаченной помощи, оказанной сверх плана, достигло 13-18%. Тем не менее, узнать действительную потребность в средствах на базовую программ ОМС попросту не представляется возможноым. Причина в отсутствии стандартизации медпомощи по всем заболеваниям.

Свой подход

Закономерным итогом уменьшения плановой медпомощи, по данным фонда ОМС, стал рост экстренных госпитализаций в некоторых регионах от 16% до 97%.

Губернатору магадана Сергею Носову, его коллеге с Камчатки Владимиру Солодову и главе Хабаровского края Михаилу Дегтярёву не помешало бы обратить более пристальное внимание на систему здравоохранения на своих территориях. Глядя на данные ФОМС, складывается впечатление, что лечить людей тут начинают исключительно в случае, когда пациент уже при смерти.

По словам президента «Лиги пациентов» Александра Саверского, разброс медицинских подходов в России объясняется отсутствием централизованной системы здравоохранения.

— У нас по конституции здравоохранением занимаются и федеральный центр, и субъекты РФ совместно, но большая часть полномочий передана федеральным центром в субъекты. В результате у нас возникли разные системы здравоохранения. Как может быть в одном регионе список бесплатных лекарств из 76 наименований, а в другом — из 650? Очень простое объяснение — в разных регионах разные системы здравоохранения. Власть сама позволила этому быть, чего тут удивляться?

Заместитель председателя Федерального фонда ОМС Светлана Кравчук сообщает, что увеличение количества экстренных госпитализаций кроется в уменьшении объемов плановой помощи и то, что больницы переделывают под ковидные госпитали.

Тем не менее, как заметила директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ Лариса Попович, одновременно идет строительство большого количества специальных медучреждений:

— В течение 2020 года в 31 субъекте Российской Федерации построено и введено в эксплуатацию 40 инфекционных стационаров на 4 тыс. коек, в том числе силами Министерства обороны Российской Федерации построено 30 многофункциональных медицинских центров с использованием быстровозводимых модульных конструкций в 23 субъектах Российской Федерации общей мощностью более 3000 коек, при этом передано субъектам 12 госпиталей.

К сожалению, власти на местах могут не успевать строить возводить новые стационары. Открытие быстровозводимого инфекционного госпиталя за 2,5 миллиарда рублей в Иваново должно было состояться в декабре 2020 года. Но мэр и губернатор Станислав Воскресенский не посчитали нужным уделить этому вопросу хоть сколько-то соответствующее внимание. Из-за сорванных сроков сдача объекта произошла только в конце декабря 2021 года. И то, впереди еще уйма бумажной работы и лицензирование. Дошло до того, что работников депстроя Ивановской области обвиняют в хищении более миллиарда рублей. Но разве родственникам погибших и больным от этого легче?

За время строительства для ковидных пациентов приспособили ГКБ № 3, специализирующаяся на кардиологии, неврологии и терапии, и ГКБ № 7, специализирующаяся на терапии, травматологии, урологии и хирургии. Возврат к привычным профилям работы произошел лишь 25 ноября 2021 года. Итого, под ковидные госпитали, в Ивановской области перепрофилировали 14 медучреждений.

Примечательно и то, что по данным, которые предоставила Лариса Попова, за 2020 год, денег на «нековидную» помощь стали выделять больше, но вот количество людей, которые её получили почему-то сократилось:

— Населению оказывалась и другая необходимая медицинская помощь, хотя и немного в меньшем объеме, чем было запланировано. Так, на 38 миллионов вызовов скорой помощи, не связанных с COVID-19 (92% от плана), было направлено 133 млрд. рублей, на оплату 382 миллионов профилактических мероприятий и посещений с иными целями (90% от плана) было направлено 286 млрд. рублей (106% от плановых объемов), оказание неотложной помощи в 68 миллионах случаев (90% плана) обошлось государству в 56 млрд. рублей, а почти 180 миллионов обращений в связи с заболеваниями стоили 417 млрд. рублей. Правда, их было меньше, чем планировалось, примерно на 30%. Почти на 10% относительно ожидаемых снизились объемы госпитализаций в круглосуточный и на 25% — в дневной стационар. При этом оплата этих госпитализаций превысила на 3-5% плановые показатели, составив в сумме почти 1,5 трлн. рублей, что может говорить о более тяжелом течении заболеваний у этих пациентов. И это, конечно, результат вынужденного ограничения доступности своевременной медицинской помощи, которая возникла из-за новой инфекции.

Деньги есть — врачей нет

И «вишенка на торте» — давний дефицит кадров в больницах. Найти и систематизировать официальные данные о количестве вакансий в системе здравоохранения в стране на данный момент не удалось. В 2020 и 2021 году ни Минздрав, ни Росстат не публиковали «послепандемийные» данные.

Некоторое количество свет на это могут пролить статистические опросы профессионально сообщества «Врач РФ». Так, по словам 87% врачей, наблюдается дефицит медицинских кадров. При этом 37% медиков работают на полторы ставки. А 27% врачей работают и вовсе на две ставки. Причиной кадрового голода 47% опрошенных называют низкие зарплаты. «Ковидные» доплаты в 50 миллиардов рублей, которые недавно выделил Михаил Мишустин — это разовая акция и досталась она далеко не всем.

Врачи работают на пределе сил. По данным расходов на выплаты компенсаций семьям умерших врачей, за первые полгода 2021 года при борьбе с пандемией умерли 1100 медиков. Около 30% специалиство из тех, кому приходится работать с коронавирусными больными близки к увольнению из-за усталости. Еще у 37% наблюдаются проблемы со здоровьем из-за эмоционального истощения. Все это сказывается на качестве помощи пациентам. По словам создателя сервиса помощи пациентам bezbahil.ru Татьяны Громут, нехватка врачей в «красной зоне» бъет по всей системе здравоохранения.

— Закрыть в один момент дефицит кадровых и материальных ресурсов в системе невозможно, поэтому потребности в ковидной помощи закрывались главным образом перераспределением существующих ресурсов. В красную зону уходили не только медицинские работники. Перепрофилирование в ковидные госпитали целых учреждений, ранее оказывавших специализированную медицинскую помощь, не могло остаться без последствий для пациентов.

Директор Центра политики в сфере здравоохранения Высшей школы экономики (ВШЭ) Сергей Шишкин отметил, что негативные изменения заметили и пациенты. Разумеется, им это не нравится.

— Опросы показывают, что резко усилилось недовольство граждан оказанной медицинской помощью. Среди причин недовольства на первое место вышло грубое, формальное отношение медиков к гражданам. Увеличилась доля тех, кто недоволен результатами лечения, что лечение не помогает — речь идет о поликлиниках и о лечении неинфекционных заболеваний.

Пандемия нанесла удар по всей системе здравоохранения, что сказалось на качестве жизни миллионов людей. Из-за особенностей системы, власти отдельно взятых регионов действовали по своему усмотрению и не везде справились. И это вопрос не только административный вопрос, но и вопрос возможностей. Впереди предстоит большая работа над ошибками и поиск решения, которое остановит смертность и предотвратит критические ситуации в дальнейшем.

Сюжеты:
Россия
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter