Банковский «терроризм»: как новый режим давит на малый бизнес

Банковский «терроризм»: как новый режим давит на малый бизнес
Аналитика

15 ноября 2017, 16:14
Яна Коробицына
Photo: Александр Янышев / РИА «Восток-Медиа — Хабаровск»
О том, как политика ЦБ сказалась на хабаровских предпринимателях и банках — в материале РИА «Восток-Медиа»

Широкие жесты от властьимущих в сторону малого бизнеса упираются в невозможность последних уверенно управлять собственными деньгами. Ужесточение политики Центробанка в отношении финансовой деятельности предпринимателей приводит к массовым блокировкам счетов. Организации теряют контракты, средства, их деятельность замедляется или прекращается вовсе. В Хабаровске эти процессы наравне с остальными российскими регионами проходят очень остро — банки исполняют высшую волю, а предприниматели осознают себя незащищёнными и пребывают в растерянности.

Банковские отказы приходят без комментариев и примерно с одним содержанием. Строчка «финансирование терроризма» начала уже вызывать нервный смешок у предпринимателей.

«Как я потерял миллион на финансировании терроризма»

Индивидуальный предприниматель Александр Довгалёв уже больше пяти лет поставляет спецтехнику и запчасти для неё из Китая, Японии и США, бурит водозаборные скважины изготавливает сваи. Проблем в бизнесе, кроме обычных рабочих, никогда не было. До того дня, когда «Промсвязьбанк» неожиданно заблокировал его счёт без всяких объяснений и предупреждений.

В этот момент компания занималась постройкой водозабора в «Жемчужине Приморья». Поскольку работы находились в самом разгаре, на счёте оставалось более полумиллиона рублей для оплаты труда сотрудников и покупки расходных материалов.

Когда мы позвонили туда, нам заявили, что мы занимаемся отмыванием денег и вообще финансируем терроризм. Мы попросили перевести на другой счёт деньги, ведь иначе никак не получается продолжать работу. И нам заявили, что они могут это сделать. Но в таком случае они больше не будут с нами сотрудничать и занесут нас в «чёрный список» — тогда у нас возникнут проблемы и с другими банками. В течение трёх дней, в установленный нам срок, мы предоставили все запрашиваемые документы. И наступила долгая тишина. руководитель ООО «Сибена» Александр Довгалёв.

Молчание длилось 25 дней вместо предусмотренных законом трёх. Пока сотрудники «Промсвязьбанка» игнорировали звонки предпринимателя, деятельность компании постепенно расстраивалась. Бизнесмен попытался открыть счёт в другом банке, но ему отказали, ссылаясь на «сомнительные» операции.

«Жемчужина Приморья» начала выдвигать претензии к скорости работ, которые оказались заморожены одновременно со счётом. Предпринимателю в дипломатических целях пришлось раскрыть коммерческую тайну и показать банковские документы и переписку — однако это не возымело успеха. В итоге руководство «Жемчужины» не стало слушать «завтраки» и расторгло контракт с предприятием, взыскало с него более миллиона рублей и распространило информацию о несостоятельности организации. Александр потерял ещё один заказ.

Я объясняю банковские сомнения нерегулярной деятельностью предприятия. То есть, можно сказать, что январь, февраль, март — мёртвые месяцы. В апреле мы заказали дорогостоящее оборудование на десять миллионов. В нашей работе не всё можно сделать по безналу, поскольку мы работаем с зарубежными партнёрами. И нам приходится использовать разные схемы — разумеется, законные.руководитель ООО «Сибена» Александр Довгалёв.

Как вернуть свои деньги

Александр Довгалёв обратился в Роспотребнадзор и к уполномоченному по правам предпринимателей в Хабаровском крае. И омбудсмен, и сотрудники ведомства ответили, что занимаются только отношениями между бизнесом и государством. В этой же ситуации имеет место спор двух хозяйствующих субъектов. Однако, так как банки выполняют волю государственного органа, уполномоченный Олег Герасимов всё же принял участие в решении вопроса.

Эта проблема достаточно остро стоит перед предпринимателями по всей стране — в том числе и в Хабаровске. Другое дело, что представители бизнеса не всегда выходят на уровень уполномоченного. В проблемы тех, кто к нам обращается, мы пытаемся включаться, но не очень удачно. уполномоченный по правам предпринимателей Хабаровского края Олег Герасимов.

По словам омбудсмена, банки не отвечают на обращённые к ним запросы. На настоящий момент в городе не осталось финансовых учреждений, руководители которых находятся на местах. В основном, все они базируются в Москве. И даже местные руководители есть далеко не во всех хабаровских филиалах.

Роспотребнадзор не стал даже пытаться вмешиваться в отношения между банком и предпринимателем, посоветовав обратиться в суд, поскольку удержание денег без объяснения причины на протяжении 25 дней незаконно.

Отношения банка и его клиента строятся на основании договора. И в случае, если происходит нарушение договора или, тем более, законодательства, предприниматель может обратиться в суд. Другое дело, что через эту инстанцию дело может значительно затянуться, а предприниматель — потерять на много дольше. Чтобы наладить работу быстрее, предприниматель может решить проблему через местное управление Центробанка. Они отрегулируют работу финансового учреждения, и предприниматель сможет получить свои деньги.адвокат, управляющий партнёр адвокатского бюро «Слепцов и партнёры» Михаил Слепцов.

Эксперт отметил, что параллельно всё же стоит обратиться в суд, чтобы компенсировать издержки, возникшие из-за незаконного удержания денег предпринимателя. Банк будет обязан выплатить компенсации за сорванные контракты и задержки.

К счастью, Александру Довгалёву помощь судей не потребовалась — совместное упорство предпринимателя и омбудсмена взяло верх, и банк обрадовал звонком с сообщением об открытии счёта и снятии подозрений.

Казалось бы, все проблемы разрешились, и бизнес предпринимателя может функционировать, однако его работа снова стоит. Подрядчик, с которым в настоящее время сотрудничает «Сибена» попал в аналогичную ситуацию — его счёт заморожен уже 18 дней. Цепная реакция останавливает деятельность предприятий на месяцы, загоняя их в долги.

О чём думают банки

Предприятие Александра — среди миллиона фирм, счета которых заблокировали банки, начиная с 2001 года, когда свет увидел ФЗ-115. Причём больше половины из них появились после июня 2017, когда Центробанк решительно ужесточил политику. Положение финансовых организаций в этой ситуации неоднозначно, поскольку они выполняют чёткие указания регулятора.

Надо понимать при этом, что банк — тоже заложник ситуации. Он теряет клиентов, из него уходят деньги. уполномоченный по правам предпринимателей Хабаровского края Олег Герасимов.

Финансовые учреждения получили конкретные критерии, по которым можно узнать «отмывщика» или «пособника терроризма». Неблагонадёжные клиенты, по мнению Центробанка, обладают двумя или более признаками из списка:

Опасность попасть в ряды «неблагонадёжных» заключается не только в единоразовой блокировке счёта. Отказник попадает в некий «чёрный список», которым могут оперировать все банки при попытке предприятия возродить финансовую деятельность. Эту же информацию подтвердили в хабаровском отделении «Сбербанка». По словам сотрудников, они обязаны проводить анализ операций, совершаемых клиентами, по указанным критериям.

Для выявления могут использоваться технологии bigdata, machinelearning, но анализ таких операций в Сбербанке проводится сотрудником. Мы разбираемся в каждом вопросе индивидуально, чтобы минимизировать ситуации, когда может пострадать добросовестный клиент. И даже создали отдельную службу для оперативной помощи клиентам в случаях, когда к его операциям у банка есть вопросы. специалисты «Сбербанка».

При оценке деятельности клиента банки могут использовать сведения по «отказникам», запрашивать документы и пояснения у вкладчиков, изучать иную доступную информацию для вынесения мотивированного суждения. Однако сбор дополнительных данных о клиенте, особенно в течение длительного времени, также может стать причиной финансовых потерь.

Специалисты рекомендуют соблюдать несколько правил при взаимодействии с банков.

Однако даже в случае законной деятельности и своевременном предоставлении всех необходимых документов не всегда удаётся установить причину, по которой банк заблокировал клиента.

Индивидуальный предприниматель Екатерина Попова появилась в системе расчётно-кассового обслуживания одного из хабаровских банков в августе 2016. В октябре, когда началась активная деятельность компании, банк засыпал торговую компанию, которой руководит женщина, запросами. С тех пор у финансового директора предприятия Маргариты Позигун появились новые задачи — она регулярно отправляла сотрудникам финмониторинга ответы на запросы: какова идея бизнеса, структура предприятия, наличие и размер материально-технической базы, а также множество другой документации подтверждающей законность трансакций.

В один день нам заблокировали перевод. А когда мы начали разбираться, банк ответил, что блокирует наш счёт и больше не будет с нами сотрудничать. И комментировать своё решение он не обязан.финансовый директор предприятия Маргарита Позигун.

Деньги, которые поступали на счёт, никогда не уходили за пределы региона, их никогда не обналичивали. Со стороны налоговой, по словам финансового директора, претензий не было. Насколько успешной будет попытка открыть новый счёт в любом другом банке — неизвестно. Клиенты, оказавшиеся под подозрением, попадают в базу данных Росфинмониторинга и выйти из этого «чёрного списка» уже не могут, так как такой механизм законодательно не предусмотрен. А ведь, по мнению бизнес-омбудсмена при президенте России Бориса Титова, как минимум 10 % предпринимателей попали в список по ошибке.

«Чёрные» и «белые» перспективы

Увеличивающаяся в геометрической прогрессии проблема отказов клиентам банков в операциях, по данным издания «Коммерсант», привела к появлению в финансовом поле новых игроков — «разблокировщиков». Они обещают компаниям, попавшим под действие «антиотмывочного» закона, за определённое вознаграждение разблокировать счета, вернуть деньги и даже исключить из чёрного списка. Так как выполнить это физически не могут даже сотрудники ЦБ, речь явно идёт о деятельности мошенников.

Эти структуры обладают признаками фирм-однодневок: массовый юридический адрес, массовый руководитель, часто свежая дата регистрации и единственная услуга — «специалисты» обещают снять блокировки со счетов «за 24 часа» с «гарантией 100 %», а также вернуть «зависшие» в банке деньги.

Столкнувшись с развитием рынка «теневых» спасателей, подбирающих отмычки к закону, а также с многочисленными жалобами от предпринимателей, которые не согласны с правовой обоснованностью блокировки, эксперты Росфинмониторинга и Центробанка приступили к разработке механизмов реабилитации юридических лиц.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter