Минвостокразвития: пиара много, а как с делами?

Аналитика
Минвостокразвития: пиара много, а как с делами?
Минвостокразвития: пиара много, а как с делами?
20 декабря 2020, 20:38Фото: РИА «Восток-Медиа»
Главной новостью конца 2020 года для дальневосточников стало упразднение институтов развития Дальнего Востока и распределение их полномочий. «Восток-Медиа» напоминает, чем занимались эти бесконечно важные для жителей «края земли» структуры

Немного теории

Три структуры, которые отвечали за развитие на Дальнем Востоке, ликвидируют по решению правительства России. Сообщается, что власти ликвидируют Агентство по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке и в Арктике (АРЧК), Фонд развития Дальнего Востока и Арктики (ФРДВ), Корпорацию развития Дальнего Востока (КРДВ), а также Агентство Дальнего Востока по привлечению инвестиций и поддержке экспорта (АПИ). Информацию подтвердил глава Минвостокразвития Алексей Чекунков. Он отметил, что весь функционал институтов по поддержке опережающего развития Дальнего Востока и Арктики сохранится, однако основным финансовым институтов развития Дальнего Востока станет ВЭБ.РФ.

«Весь функционал институтов развития по поддержке опережающего развития Дальнего Востока и Арктики сохранится. Возможно, будет объединение нескольких юридических лиц в одно, более сильное, с оптимизацией пересекающихся административных и накладных расходов. При этом основным финансовым институтом развития Дальнего Востока действительно станет ВЭБ.РФ, чьи ресурсы значительно превышают те, которые были на балансе Фонда развития Дальнего Востока (ФРДВ)», — рассказал о перспективах четырех институтов развития новый глава Минвостокразвития Алексей Чекунков.

Кстати, ранее он возглавлял одну из ликвидируемых структур — ФРДВ.

Все четыре ведомства объединяло одно: они оказывали консультационные услуги и занимались представлением Дальнего Востока различным людям: инвесторам (в том, числе и иностранным), потенциальным работникам и так далее.

На сайтах ведомств регулярно публиковались отчеты об успешной работе, встречах, переговорах. Однако результативность каждого из них вызывала много вопросов. Самый резонансный случай — высказывание спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко.

«Вот уже десять лет мы пишем стратегии, программы, а прорыва в экономике нет, — поставила на вид Валентина Матвиенко. — Зато прорыв мы наблюдаем по ту сторону дальневосточной границы — там, в странах Азии, растут новые ультрасовременные города, производства. А у нас программа, которая сегодня предлагается министерством, — это программа рутинного развития, а не прорыва. Тем более что исполнение показателей развития региона по итогам прошлого года не превышает 50 процентов!», — заявила Валентина Матвиенко на встрече с предыдущим главой министерства Александром Козловым.

Тревожные дни

Самая, в принципе, известная акция, проведённая с подачи Министерства РФ по развитию Дальнего Востока — «Дни Дальнего Востока», нацелена на популяризацию Дальнего Востока в Москве. Миллионы рублей из бюджета были направлены на запуск поездов с леопардами, тиграми и так далее, приглашение именитых спикеров, освещение мероприятия в федеральных СМИ. Житель Дальнего Востока прочитает об этом мероприятии, усмехнётся и продолжит собирать чемоданы. Потому что pr-повестка Минвостокразвития странным образом огибает дальневосточников и касается только москвичей. Рискнем предположить, что за пределами Владивостока, даже в Приморском крае, есть люди, которые знать не знают о существовании такого министерства.

Кстати, в этом году «Дни Дальнего Востока» не состоялись: коронавирус внес изменения в планы чиновников и миллионы бюджетных рублей были сохранены.

В 2019 году на мероприятие (которое идет не один день) пришло 27 тысяч человек. Это много или мало? Давайте сравним. На концерт рэпера Басты пришло 35 тысяч человек и это за один час, а не за три полных дня.

Конечно, сложно сравнивать развлекательное мероприятие и что-то, несущее познавательные цели. Однако порядок цифр ясен.

Кстати, по мнению экспертов, главная причина ликвидации сразу четырех структур — экономический кризис из-за того же коронавируса.

«Очевидно, что дело, прежде всего, в деньгах. Правительство сейчас пытается сокращать расходы. Сначала заявили об оптимизации чиновничьего аппарата, теперь речь зашла об упразднении ряда структур Минвостокразвития. На их содержание стало не хватать средств. По большому счету все эти институты проедают бюджеты: их деятельность не приносит видимых результатов, а расходы на них очень большие», — говорит доктор политических наук, профессор Тихоокеанского государственного университета Илдус Ярулин.

Мнение своего коллеги разделяет и политолог Павел Наливайко. С его точки зрения, именно экономика и стремление эффективнее расходовать имеющиеся средства и стало причиной закрытия сразу четырех структур «Большого министерства» (так этот конгломерат назвался с момента своего создания).

«На мой взгляд, упразднение институтов развития имеет сугубо экономическую подоплеку. Юрию Трутневу пока ничего не угрожает, полпредство трогать никто не станет. Более того, вице-премьер серьезно нарастил аппаратный вес. Думаю, каких-то серьезных политических изменений в ДФО ждать не стоит», — говорит эксперт.

Общественная критика

Многие жители Дальнего Востока уже не первый год говорят о том, что программы развития, принятые не один год назад, «вау-эффекта» не дали. Отток населения продолжается. Да, покинули регион далеко не все. Но тенденция — очевидна.

«Мне очень многое не нравится из того, что сейчас происходит с так называемым развитием Дальнего Востока. Но мне нравится, что эта тема есть в повестке. Она всё ещё там, хотя, конечно, на мой взгляд, в очень неглубоком виде», — говорил известный приморский бизнесмен и общественник Дмитрий Алексеев в одном из своих интервью.

По словам экономиста, одна из проблем — не совсем правильная постановка основной задачи.

«Декларируется задача — удерживать население на Дальнем Востоке. Понятно, откуда берётся такой подход, но он достаточно поверхностный и противоестественен в самом ходе некой эволюции. Да, население Дальнего Востока сокращается. И, наверное, это проблема. Но очевидный вывод: „А давайте теперь это население, чтобы оно не сокращалось, удерживать“, — приводит к очень плохим менеджерским решениям. Потому что задача уже должна содержать некий образ результата. В данном случае, по-моему, все сводится к тому, что нужно отобрать у людей паспорта и держать их за колючей проволокой», — писал в своих социальных сетях Дмитрий Алексеев.

Программные решения

Так что же не так с программами развития? Давайте рассмотрим на примере самого публичного проекта — программы «Дальневосточный гектар». Миллиардные вложения и масштабная рекламная кампания, которая уже через год резко исчезла с поля зрения общественности. У программы изначально было достаточно много ошибок и недочётов. Во-первых люди начали создавать себе участки, границы которых выглядят, мягко говоря, странно и ставят в своими очертаниями в тупик поборников нравственности.

Вторая проблема оказалась куда серьёзнее. Набрав земли через интернет «по приборам», дальневосточники и будущие дальневосточники с удивлением обнаруживали на своих участках болота, обрывы, горы, реки и прочие неудобства. Некоторые эксперты считают, что потешная «интернет-раскраска», именуемая «Дальневосточным гектаром» полностью провалилась, потому что программа по факту привлекла на Дальний Восток только тех, кто поехал бы и без выделяемого гектара.

Как ранее уже сообщало «Восток-Медиа», гектарный бум закончился, и на кадастровой карте Приморского края осталась большое количество никому не нужных участков. Итогом программы стало привлечение 1 300 человек, которые взяли землю и подтвердили её использование отчётностью, подавляющее большинство этих людей — местные. Выходит, что этот «аттракцион невиданной щедрости» провалился и теперь болтается мёртвым грузом в карманах муниципальных администраций. В сухом остатке многолетний труд всех этих агентств и министерств не покрыл даже годовой отток.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter