«Северокорейский вопрос»: почему рыбаки КНДР ходят в воды Приморья, как к себе домой
Аналитика

«Северокорейский вопрос»: почему рыбаки КНДР ходят в воды Приморья, как к себе домой

30 августа 2019, 19:03Photo: РИА «Восток-Медиа»
Августовские тайфуны в Приморье обнажили проблему небывалых масштабов. Оказалось, что северокорейские рыбаки на своих судах проникают в приморские воды и занимаются незаконным промыслом. Нашествие браконьеров оказалось настолько масштабным, что удивило даже бывалых экспертов. Подробности в материале РИА «Восток-Медиа».

Во время прошедшего тайфуна северокорейские рыбаки в очередной раз расположились в приморских бухтах, но в этот раз они умудрились вызвать бурю негодования местных жителей. Гости вели себя вольготно, и, согласно видеозаписям в социальных сетях, открыто рыбачили сетями в приморских бухтах и даже ходили в магазин за продуктами. После того, как тайфун закончился, они, судя по информации приморского погрануправления, покинули российские воды, но сообщения местных жителей о северокорейских рыбаках продолжают появляться регулярно. РИА «Восток-Медиа» попыталось выяснить, почему рыбаки сопредельного государства не боятся рыбачить в водах России и спокойно ведут свой промысел совсем недалеко от Владивостока.

Photo:РИА «Восток-Медиа»

Граница на замке, или отключите телефоны

Очень любопытный «тревожный звоночек» прозвучал, когда на совещание, посвящённое проблеме северокорейских рыбаков, прошедшее 22 августа, внезапно не пустили журналистов.

В совещании приняли участие представители Пограничного управления ФСБ РФ по Приморскому краю, Росрыболовства и предприниматели рыбопромышленной отрасли. Мероприятие прошло в настолько закрытом режиме, что опоздавшего члена Общественного совета при Росрыболовстве Александра Ефремова просто не пустили туда. Участники этого собрания сообщили, что пограничное управление запретило им раскрывать озвученные на совещании данные. Для предотвращения утечки информации присутствующим даже пришлось выключить мобильные телефоны.

У журналистов, не попавших на совещание, сразу же появилась версия о том, что пограничники просто не готовы демонстрировать реальные масштабы северокорейского натиска накануне такого значимого события, как Восточный экономический форум, который пройдёт во Владивостоке в первых числах сентября. Отчасти эту догадку подтвердили сами пограничники своим гробовым молчанием. На сегодняшний день точные цифры по «северокорейскому вопросу» в открытом доступе отсутствуют.

Отсюда возникает первый вопрос — сколько северокорейских рыбаков находится в российских водах, и как эти маленькие лодки, так быстро перед тайфуном вдруг оказываются у приморских берегов?

Photo:РИА «Восток-Медиа»

«Зерг Раш»

Бывалым геймерам знаком такой термин, как «зерг раш». На русский язык его можно перевести как «неожиданное нападение на соперника большим количеством слабых юнитов». Именно этой тактики придерживаются северокорейские рыбаки, пересекающие российскую границу. Судя по всему, пограничники просто не смогут физически остановить сотни деревянных лодок, если те одновременно начнут «лезть» на запрещённую акваторию. Журналисты одного из краевых СМИ после «отписки» пограничного управления получили подтверждение «северокорейского зерг раша» космическим снимком, на котором отчётливо видны сотни, если не тысячи маленьких точек северокорейских судов, находящихся вблизи берегов России. Получается, что рыбаки из Северной Кореи так быстро добираются до приморских берегов только потому, что они рядом с ними рыбачат. Но насколько далеко эта «флотилия зергов» находится от берегов края? Приморский рыболов-любитель Денис Хализов сообщил, что они ближе, чем кажется.

«Если граница на замке, то она на замке, а если нет, то можно пройти порыбачить и уйти безнаказанно. Последний тайфун просто обнажил проблему. Простой пример — популярное место рыбалки банка Зубр. Считается, что рыбачить там нужно с разрешения пограничников. На катере от Владивостока до этого места от города час хода. От крайней точки острова Русский — 30 минут. Это место знают, наверное, все рыболовы-любители. Так вот, из района этой банки очень часто видно, как северокорейские рыбаки спокойно ведут свой промысел в море. И хотя с берега их не видно, это не значит, что их там нет»рассказал Денис Хализов.

Эти слова подтверждаются новостными сводками прошлого года, когда после очередного тайфуна пустые северокорейские деревянные шхуны выбрасывало на берега острова Русский. Отмечались такие случаи и в этом году.

Photo:РИА «Восток-Медиа»

Бей, круши — мы здесь проездом

Незаконно проникая на российскую акваторию, северные корейцы уже совершают преступное действие. Так что беспокоится о том, что они нарушают российские правила рыболовства, они тем более не будут. В промысле они используют, в том числе, запрещенные в России дрифтерные сети и забирают с собой всё, что в них попадётся. В основном они вылавливают кальмаров. Приморские рыбаки горько шутят, что если бы динамит был бы эффективен в морской рыбалке, то Владивосток круглосуточно сотрясало от северокорейских взрывов.

«В 2019 году Росрыболовство не выписывало рыболовных билетов на промысел кальмара и других биоресурсов северокорейским рыбакам», - сообщил руководитель Приморского теруправления Росрыболовства Алексей Зудихин сразу после того самого совещания, на которое не пустили журналистов.

Это значит, что все северокорейские рыбаки в приморских водах являются браконьерами. По карйней мере, являлись до недавнего времени. В 20-х числах августа в Москве прошла 31-я сессия Корейско-российской смешанной комиссии по сотрудничеству в области рыбного хозяйства. Возможно, в ходе этой сессии какие-то договоренности были заключены, но официальных подтверждений этому найти не удалось. Для справки, в 2018 году северокорейским рыбакам были предоставлены для вылова следующие объемы водных биологических ресурсов в Японском море, подзона Приморье: кальмар тихоокеанский - 4600 тонн, сайра - 100 тонн и анчоусы - 100 тонн.

И этих браконьеров российское государство заботливо укрывает от непогоды в своих водах, за что они платят нам грабежом. Об этом говорит само пограничное управление.

«За время тайфуна «Кроса» силами Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю помимо спасения терпящих бедствие иностранных рыбаков были задержаны свыше 150 граждан одного из сопредельных государств, осуществлявших попытки незаконного промысла в российских территориальных водах. В то время как большая часть моряков искала укрытия от непогоды в бухтах Приморья, их недобропорядочные соотечественники попытались воспользоваться погодными условиями для расхищения водных биоресурсов», — говорится в одном из официальных пресс-релизов ведомства. В том же релизе сказано, что в отношении четырёх капитанов-иностранцев возбуждены уголовные дела.

Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов сообщил, что северокорейские рыбаки наносят большой экологический ущерб Приморскому краю.

«Ассоциация рыбохозяйственных предприятий Приморья на протяжении нескольких лет обращается в Федеральную пограничную службу с просьбой навести порядок в вопросе ведения незаконного промысла северокорейскими шхунами в приморских водах. В прошлом году было подписано определённое международное соглашение и по нашим данным в приморских водах находилось около 80 судов. В этом году соглашения не было и, опять же по нашим данным, в водах Приморья находилось более 300 судов. Эти рыбаки ведут свой промысел дрифтерными сетями, в которые попадает не только кальмар, но и вообще всё живое. Более того, эти суда не отвечают каким-либо санитарным требованиям, фактически весь мусор они выкидывают за борт. Мы обратились с просьбой оказать содействие к директору ФСБ Александру Бортникову, потому что понимаем, что приморские пограничники с имеющимся у них ресурсом просто не справляются с этой проблемой. Также мы обратились к министру иностранных дел Сергею Лаврову»,рассказал Георгий Мартынов.

Кстати, непосредственные потери от действий северокорейских «коллег» несут и приморские рыбодобывающие компании. Рыбаки из сопредельного государства не стесняются присваивать всё, что плохо лежит, а точнее, плавает в море. Например, буйки, которыми отмечены донные орудия лова (например, крабовые ловушки). При этом сами промысловые порядки северные корейцы поднять из воды не могут, поскольку у них нет лебёдок соответствующей мощности. В результате теряются не только ценные орудия лова, но и ещё более ценные водные биоресурсы — крабы — которые погибают в потерянных ловушках.

Кроме того, Георгий Мартынов отметил, что не так давно одно из приморских рыболовецких судов уже намотало на винт дрифтерную сеть северокорейских моряков. Это, по словам президента АРПП, могло привести к потере управления судном.

Photo:РИА «Восток-Медиа»

К вопросу о «спасении утопающих»

Пограничная служба регулярно рапортует о том, как ей удаётся сдерживать натиск северокорейских нарушителей. Правда, на вопросы журналистов в ведомстве отвечают туманными формулировками, поэтому какие-то более-менее обобщённые данные можно собрать из ответов пресс-службы ведомства, которые она давала в различное время.

В своём последнем официальном ответе на вопрос РИА «Восток-Медиа», пресс-служба приморского погрануправления отчиталась о том, что более пятисот северокорейских судов покинули приморские воды. Ещё сто пятьдесят рыбаков было задержано за браконьерство, как говорилось выше. Семьдесят пять человек было спасено с тонущих судов. Даже если половина этих рыбаков вела незаконный промысел в российских водах, то это уже большая беда и серьёзная экологическая угроза.

Но ведь есть и другая сторона этого вопроса — северокорейская. За такую рыбалку им, судя по всему, приходится расплачиваться человеческими жизнями, ведь нахождение в открытом море во время тайфуна на маленькой лодке с примитивными средствами навигации, не говоря уже о средствах связи и аварийно-спасательном оборудовании, это очень рискованное занятие с реальными шансами не вернуться домой.

Приморские СМИ сообщали, что рыболовные суда северокорейских рыбаков нередко входили в приморские бухты, находясь в критическом состоянии. На некоторых был поднят флаг «терплю бедствие» в соответствии с Международным сводом сигналов. В пресс-службе пограничного управления сообщили, что суда предупреждали их «по мере прибытия», так как не были оборудованы средствами связи.

Эксперт-международник, кандидат политических наук Артём Лукин прокомментировал ситуацию следующим образом:

«На мой взгляд, ситуация аномальная. Сложно себе представить, чтобы рыбацкие суда других стран-соседей, например, Японии, Китая или Южной Кореи вот так массово заходили в воды Дальнего Востока, а ответственные службы фактически закрывали на это глаза, но с северными корейцами это почему-то происходит. Пограничная служба и Росрыболовство — это сверхцентрализованные государственные структуры, которые действуют на основе инструкций из Москвы, особенно в таких неординарных ситуациях с международным контекстом. Могу предположить, что у них есть какое-то негласное распоряжение сверху. В противном случае браконьеры уже были бы изгнаны из наших вод. Зачем закрывают глаза на промысел северокорейских флотилий? Я думаю, что из-за нашей геополитической заинтересованности в Северной Корее, мы поддерживаем своего соседа экономически таким вот образом. Хотя, на мой взгляд, лучше было бы пойти другим путём и предоставить Северной Корее масштабную продовольственную помощь, но при этом закрыть приморские воды для полупиратского промысла»сообщил Артём Лукин.

На запрос РИА «Восток-Медиа» о количестве погибших северокорейских рыбаков в пограничном управлении ФСБ ответили, что подобными данными они не располагают. Но большинство рыбаков с выброшенных на берег северокорейских судов, согласно ответу пресс-службы погрануправления, скорее всего, были спасены своими согражданами. А меньшинство?

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter