«Наследники по прямой»: проект «Живые Мемории» связывает прошлое и настоящее России

Интервью
«Наследники по прямой»: проект «Живые Мемории» связывает прошлое и настоящее России
19 марта , 15:04Фото: Музей истории Дальнего Востока имени Арсеньева

Показ проекта документальной анимации «Живые Мемории» прошел во Владивостоке

Во Владивостоке прошла презентация и показ всех десяти серий проекта «Живые Мемории» — уникальной истории в жанре документальной анимации. Героем одной из серий стал Владивосток…

Проект «Живые Мемории» (6+) создан на средства президентского гранта. Его автора — Ирина и Михаил Разумовские — хотели поговорить со зрителем молодым, современным на темы истории, привлечь внимание к мемуарной литературе…

«Живые Мемории» — это 7-10 минутные анимационные фильмы, озвученные известными актерами — Алексеем Гуськовым, Галиной Тюниной, Евгением Князевым, Ликой Нифонтовой и другими. Созданы они на основе мемуаров наших соотечественников — например, Всеволода Мамонтова, великой княгини Ольги Александровны, Ивана Бунина… Владивосток представлен письмами Элеоноры Прей.

— Вместе с моим братом Михаилом, — говорит Ирина Разумовская, — мы основатели проекта «Ktomy.media», мы создаем разные проекты о стране, цель которых — ответить на вопрос, поставленный в названии команды: «Кто мы?». Мы пытаемся это делать не замыленно, не картонно, не банально, не изображая потемкинские деревни.

Ирина Разумовская
Фото:"Восток-Медиа"

И когда мы стали думать, какой же жанр помог бы нам в нашей работе, нам попалась в руки небольшая книга мемуаров Всеволода Мамонтова, сына известного мецената. Она поразила нас живостью и трепетностью. Захотелось сделать так, чтобы о ней узнали другие. В итоге книга стала основой для первой серии проекта. Мемуары, как и любые встречи с героями прошлого, помогают нам понять, что за страна, в которой мы живем, как она огромна и как сложна ее история, где нет черного и белого…

Мы долго думали, как преподнести жанр мемуаров и книги воспоминаний по-новому, для молодого поколения, для подростков. Так и возник проект «Живые Мемории».

Основная цель проекта — популяризация темы мемуарной литературы, разговор о ней на языке, близком молодежи, на мой взгляд, достигнута.

— Как в ваш проект вошли музеи, ведь каждая серия создана в сотрудничестве с конкретным музеем?

— Мы писали заявку на президентский грант и понимали, что 10-серийный проект в стиле документальной анимации — это маловато для гранта, что интересно было бы вовлечь в него других участников.

И подумали — у каждой книги есть автор, а с каждым автором наверняка связано то или иное место памяти в стране. Например, мемориальный музей… Таким образом мы придумали это партнерство с музеями. Мы сами на них выходили и предлагали стать частью «Живых Меморий»…

Чем вам помогали музеи?

— Каждый раз по-разному. Чаще всего это была консультационная поддержка, наш проект хоть и анимационный, но и аниматоры, и режиссеры опирались только на документы, архивные фото, сами мемуары. То, чего в книге не было, мы находили в музеях. А именно сотрудники музея имени Арсеньева помогли нам связаться с Биргиттой Ингемансон, переводчиком писем Прей, и решить все вопросы с авторскими правами. Биргитта нам тоже очень помогла, предоставила тексты писем на английском (и в серии звучит английская речь, причем на том самом акценте, с которым говорила Элеонора Прей).

- Как вы выбирали мемуары, ведь это огромный пласт литературы?

— В таком ответственном деле, как новое прочтение мемуаров, привлечение интереса молодежи к этой литературе, обязательно нужен куратор. Проект создавала команда из 50 человек, и все мы довольно молодые. Но лицом и мировоззренческим вектором «Ктомы.медиа» является наш отец Феликс Разумовский, наш отец, историк и публицист, который уже 30 лет ведет программу «Кто мы?» на телевидении. Половина мемуаров была подсказана или посоветована им, взята с книжной полки в нашем доме. Часть книг мы находили сами — в поездках по стране, встречах…

И как книга влезала в 10-минутную серию?

— Разумеется, мы брали отрывки. Но не каждая книга, даже очень хорошая, может стать основой для сценария. В любом кинопроекте, будь оно маленькое или большое, игровое или анимационное, главное — чтобы зрителю было интересно, чтобы была завязка, кульминация и развязка, и неважно, какой хронометраж — семь минут или два часа… Зритель будет следить за происходящим, если захочет узнать, что дальше.

Поэтому мы выбирали книги и отрывки из них по простым принципам: первое — чтобы они отвечали на главный вопрос «кто мы», второй — чтобы, даже вырванным из контекста, он был драматургически завершенным.

Вас ведь могут упрекнуть в том, что Элеонора Прей, к примеру, не русская и даже не русская подданная… Как она может ответить на вопрос «кто мы» в приложении к русским, к России?

Кадр из серии о Элеоноре Прей
Фото:"Восток-Медиа"

— Россия — особая страна, в том смысле, что когда в нее попадают на долгий срок иностранцы, они зачастую могут ответить на вопрос «кто мы» глубже и четче чем те, кто здесь живет. Потому что у них свежее восприятие, ярче впечатления, кроме того, они искренне восхищаются Россией. Как Элеонора Прей. Как она детально описывает — со свойственной ей провинциальной американской наивностью — ежедневную жизнь Владивостока того времени, помогая нам понять, чем и как жил тогда город, какие в нем были настроения. А в мемуарах что главное? Это не исторический труд, который выверяет все до последней даты. В мемуарах главное — то, что они передают настроение эпохи.

— Как вы выбирали режиссера, художников?

— Был целый конкурс! Больше месяца мы этим занимались… И пристально следили за ходом процесса, к примеру, чтобы здания, которые появляются в кадре, соответствовали времени…

- Тот же вопрос о выборе актеров…

— Мы искали артистов, которые по органике, по духу, если угодно, подходили бы к тем героям, чьи мемуары они читали. Учитывали и чтецкий дар.

Нам повезло, что довольно известные артисты согласились, а Алексей Гуськов вообще сам вызвался. Мы с ним случайно, еще на стадии подготовки проекта, разговорились в коридорах телестудии, и он заинтересовался идеей и сказал: я бы хотел поучаствовать, если все получится, позови — и дал личный номер телефона.

В итоге все артисты, которые у нас в проекте, вошли туда именно потому, что в них нашла отзвук идея, наш главный посыл привлечения внимания к мемуарам.

Для Элеоноры Прей мы привлекли Мириам Сехон, потому что нам нужна была девушка с безупречным английским и красивым акцентом в русском. Она идеально передала игривое и простое настроение юной Прей, едва приехавшей во Владивостое, и искреннее сопереживание событиям русско-японской войны.

Мириам Сехон
Фото:"Восток-Медиа"

— Ответ на вопрос «кто мы» — как он звучит теперь, после того, как вы поработали над «Живыми Мемориями»?

— Мы поняли, кто мы были — 10 серий проекта показывают, какую прекрасно-сложную страну мы наследуем. А те, кто принимал участие в проекте, — актеры, режиссеры, сотрудники музеев, — внесли свою лепту в ответ «кто мы». Мы очень разные, но мы — наследники той страны, наследники по прямой. Мы не ставили целью сделать проект в стиле «Россия, которую мы потеряли». Нет, мы умеем созидать. Но скажу честно — «Живые Мемории», мемуары первой половины XX века показывают, что события 1917-1922-го и 30-х годов прошлого века нанесли почти что — почти что! — невосполнимый урон культуре России…

— Вы намерены продолжить проект?

— Да. 10 серий проекта можно увидеть на Ютубе, они всем доступны. А мы готовы продолжать. Количество просмотров и комментарии нас к этому ободряют. Это будут новые города, новые герои…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter