Родом из Хабаровска: стартап "Экзобайк" и прототип электровелосипеда

Родом из Хабаровска: стартап "Экзобайк" и прототип электровелосипеда

Родом из Хабаровска: стартап "Экзобайк" и прототип электровелосипеда
Интервью

29 марта 2017, 20:20
Фото: Дмитрий Богданчиков; hightech.fm; видео: eczo.bike
Предприниматель Дмитрий Богданчиков рассказал о московских инвесторах и прорыве инженерной мысли

Молодой хабаровский бизнесмен Дмитрий Богданчиков придумал комплект электрификации велосипеда, с помощью которого можно существенно развить скорость и проходимость двухколёсного транспорта. В октябре прошлого года инновационный инженерный проект готовили к презентации в блоке Generation S на Пятом молодёжном бизнес-форуме в краевом центре. Но стартап ещё до того, как его увидела Российская венчурная компания, «перехватили» московские инвесторы. Спустя полгода автор проекта Еczo.bike(«Экзобайк» — прим. ред.) рассказал РИА «Восток-Медиа — Хабаровск», на чём основана идея двухколёсного электротранспорта, и как продвигается её воплощение в жизнь.

Начало


 

— Как появился Еczo.bike?

— Началось с того, что в 2014 году меня привлекли электровелосипеды. Это модный транспорт в современных трендах. Я стал изучать рынок — искал, что можно купить, чтобы сразу пользоваться. Оказалось, что в свободном доступе, кроме китайских версий непонятного качества, ничего нет. Я стал изучать тематические форумы — в России, например, это портал, который так и называется: «Электротранспорт.ру». И выяснилось, что это действительно проблема: люди зачастую сами собирают велосипеды из китайских комплектующих, но законченного, технологичного решения нет. При этом мощные электровелосипеды стоили очень дорого — сотни тысяч рублей, а за более скромную сумму можно было купить либо маломощный китайский байк, либо какой-то комплект для электрификации уже существующего обычного велосипеда. Многие собирали такие комплекты самостоятельно, и это был достаточно сложный процесс: запчасти нужно было купить, собрать, запрограммировать — достаточно сложно, особенно для человека, который впервые с этим сталкивается. И я понял, что в этом пространстве можно работать.

— Каким был следующий шаг на пути к воплощению вашей идеи?

— Я познакомился с инженером из Владивостока — его зовут Василий Сухопаров, и он занимался разработкой собственного контроллера, своеобразного «мозга» всей системы электрификации велосипеда. Тогда на рынке был доступен только китайский вариант процессора, который не поддерживал широкий диапазон настроек. И вот мы с Василием начали вместе заниматься разработкой. А потом, чуть позже, познакомились с московской командой, у которой также была идея сделать полноценный комплект электрификации велосипеда. Но у них была база наработок по «железу», а с нашей стороны уже были какие-то проекты по электронике. Мы решили объединиться и сделать такой комплект электрификации, чтобы им можно было оборудовать большинство велосипедов — хотя бы 80 %. При этом наше устройство должно было стать достаточно простым: грубо говоря, достал из коробки, поставил, нажал кнопку и поехал. С этого и началась реальная работа: хотели придумать такое решение, чтобы его могли использовать обычные люди, и чтобы оно при этом было достаточно доступно на рынке. До падения курса рубля наш комплект электрификации стоил примерно 30 тысяч рублей. После кризиса, к сожалению, несмотря на то, что мы стараемся делать всё в России, цена выросла почти в два раза. Многие комплектующие, которые приходят на заводы в нашей стране, всё равно изготавливаются за рубежом. Сейчас мы ищем подрядчиков в России и готовимся выходить на крупный рынок.


 

Откуда деньги?

Финансирование своего проекта, как и коллег-разработчиков, Дмитрий Богданчиков нашёл в Москве. За плечами у молодого предпринимателя — работа с ФРИИ (Фонд развития интернет-инициатив, один из ключевых инвесторов в проекты IT-технологий — прим. ред.) и известным Фондом Бортника, а также общение с крупным звеном посевного финансирования Moscow Seed Fund. На этом рынке в западных регионах России работают десятки компаний, которые заинтересованы в развитии инновационных проектов, поэтому они готовы вкладывать в стартапы деньги на довольно выгодных условиях. К тому же, как считает хабаровский бизнесмен, найти их и узнать информацию об условиях работы гораздо проще в Москве, чем в других городах.


 

— Расскажите, как вам удалось получить финансирование на «Экзобайк»?

— В столице очень развита так называемая тусовка стартаперов. Там постоянно происходят различные мероприятия, посвящённые стартапам. Приходят представители венчурных компаний, бизнес-ангелы (частные инвесторы — прим. ред.). Мы познакомились с инвестором, который активно вкладывается в различные IT-компании стартаперов. В основном это было связано с софтом, а мы оказались больше «железным» проектом, но наша идея понравилась, поэтому инвестор — его зовут Олег Евсеенков — решил нам помочь с развитием и дал денег. Благодаря ему мы также попали в программу «Акселератор» ФРИИ. Там можно получить 1,2 миллиона рублей за 7 % компании. В течение трёх месяцев ФРИИ проводит очень активное обучение и максимально помогает стартаперу всеми компетенциями, начиная от продаж и заканчивая способами привлечения трафика на сайт. Несмотря на то, что их программа адаптирована в основном на стартапы, которые пишут софт или предлагают виртуальные сервисы, мы всё равно получили очень много ценной информации для себя. У нас «железка», которую нужно изготовить, выпустить, продать, обеспечить логистику и так далее. Этот процесс гораздо сложнее, чем проекты, заточенные под разработку приложений.

— Но ведь это не единственный источник денег на проект?

— Ещё мы попали в Фонд содействия инновациям, он же Фонд Бортника. У них тоже есть программы для таких проектов. К примеру, «Старт» — там можно получить грант на сумму в два миллиона рублей, на разработку определённых технологий. Потом по затраченным деньгам нужно предоставить отчёт. Есть ещё Moscow Seed Fund — они дают условно вдвое больше денег, чем частный инвестор, который уже с вами работает. То есть, если нашим проектом заинтересовался такой инвестор и даёт нам 1,2 миллиона, компания может вложить в проект ещё 2,4 миллиона рублей. Это формат займа, который мы должны вернуть. Его выдают на трёхлетний срок, под 12,4 % годовых. Но особенность в том, что проценты начисляются не сразу, а через год или два, то есть на первом этапе стартапер ничего не платит. Потом он развивается, начинает получать прибыль и тогда возвращает деньги. Кроме этого, мы ведём переговоры по направлению Seed round — это более серьёзные инвестиции. Чтобы «посевную» стадию пройти, мы должны быть готовы к полноценному запуску производства и продажам. Не буду раскрывать имя нашего потенциального партнёра, но договорённость с ним может нам принести около 10 миллионов рублей инвестиций. В принципе, этого хватит, чтобы полноценно запуститься.

— Вы рассматривали программы поддержки предпринимательства в Хабаровске, или сразу решили выйти на федеральный уровень?

— Я вообще не обращался в Хабаровске и нашем регионе за какой-либо поддержкой. Так получилось, что мы сразу начали искать партнёров в Москве, и я обратился за федеральными грантами. Проблема в том, что в моём городе и крае эти возможности поддержки для бизнесменов не особенно афишируются. Несмотря на то, что я активно слежу за всеми новостями стартапов, инноваций и новых разработок, читаю очень много тематических ресурсов, я никогда не видел, чтобы в Хабаровске писали о том, что есть какие-то возможности. Я не заметил нигде официальной информации о том, что человек может прийти и получить какие-то деньги. С другой стороны, у меня есть положительный пример: мой друг из Хабаровска занимается производством — он получал поддержку от государства, кредит по льготной процентной ставке с помощью Фонда содействия предпринимательству. То есть, какая-то система в Хабаровском крае всё же работает. Но я с ней толком не был знаком из-за того, что очень мало информации. Если бы были открытые сведения в доступе, мы сначала бы пробовали что-то получить на местном уровне, потому что начиналось всё именно там. Мы занимались разработками в Хабаровске и Владивостоке почти год, и я финансировал наш проект целиком из личных сбережений. Конечно, если бы я знал, что есть какие-то программы, обязательно бы обратился за помощью.


 

Первые результаты eczo.bike


 

Итогом полутора лет работы, кроме налаженных контактов с инвесторами, стала и демонстрационная модель двухколёсного транспорта. Велосипед, оснащённый комплектом электрификации, выдерживает 125 килограммов веса человека, показатель крутящего момента — 150 ньютон-метров. На нём реально подняться в горку: создатели успешно провели тест на естественном склоне под углом в 30 градусов. Прототип «Экзобайка» может ездить по пересечённой местности. Первое реальное воплощение мечты стартаперы уже представили на ряде выставок в России и за рубежом.

— Насколько рабочей можно считать эту модель?

— Мы катаем на нём наших клиентов в офисе. У нас много клиентов за пределами Москвы, но те, кто живут в столице или Московской области, могут к нам приехать и кататься на этом велосипеде. Он рабочий, им можно пользоваться. Конечно, этот прототип не так красиво выглядит, как заводская версия: многие корпусные детали к нему мы печатали на нашем 3D-принтере в офисе, а он выдаёт результат не очень высокого качества. Но выглядит всё это более-менее прилично. Люди приходят, катаются, мы его инвесторам показываем — они тоже на нём ездили. Демонстрационный образец уже побывал на нескольких российских и китайских выставках, посвящённых транспорту. Так что рабочий прототип есть. Сейчас мы делаем вторую версию, которая технически будет более усовершенствованной. А с сентября 2016 года мы начали собирать заказы на нашем сайте — пока со скидкой 20 %.


 

Встреча с Kickstarter

Серьёзным шагом вперёд для основателей проекта Еczo.bike стало решение заявиться на американский коммерческий ресурс Kickstarter. Этот проект предполагает привлечение денег на реализацию творческих, производственных и научных проектов по схеме краудфандинга — добровольных пожертвований от всех желающих. На сайте Kickstarter в разное время размещали планы создания фильмов независимого кинематографа, издания комиксов и книг, разработки видеоигр и разнообразного софта. Там собирают деньги даже на выпуск музыкальных альбомов. Но, как признаётся Дмитрий Богданчиков, для него шанс разместить «Экзобайк» на этой площадке — в первую очередь возможность рекламы.


 

— Как и когда вы планируете выходить на международный рынок?

— Сейчас готовим заявку на американскую краудфандинговую площадку Kickstarter. Она очень известная, но наша цель — не столько собрать там деньги, сколько заявить о себе, попиариться. Когда мы были в «Акселераторе», про нас написало немецкое издание Stern, очень известное у молодёжи. Мы этого не ожидали, так как планировали продвигаться сначала в России. Про нас рассказывали и другие известные сайты: Hi-News, «Хайтек», Blick, которые освещают темы стартапов и инноваций. Видимо, немцам это понравилось. И они написали достаточно хорошую статью, к нам посыпались запросы из Европы. Потенциальные покупатели просили больше информации, поэтому пришлось очень быстро переводить наш сайт на английский и немецкий языки. Повезло, что в стартапе у нас есть люди, которые хорошо говорят на этих языках. Сейчас у нас 80 % заказов из России, но есть и большой интерес среди европейцев. С учётом того, что уровень дохода у них значительно выше, наша цена для них более комфортная. И по характеристикам качества наш «Экзобайк» на довольно высоком уровне.

— А какова техническая оценка вашего проекта за рубежом?

— Немцы написали, что, если русские все-таки соберут это устройство, то это будет инженерный подвиг. Было даже смешно: они говорили, что русские изобретатели даже из велосипеда делают танк, чтобы гонять на нём по лесу. Дело в том, что в нашем комплекте предусмотрен очень мощный двигатель, который в Германии, к примеру, запрещён в соответствии с правилами дорожного движения для такого транспорта. Поэтому мы решили попробовать выйти на Kickstarter и посмотреть, что будет с американской аудиторией. Там с видами транспорта всё очень разнообразно.


 

В чём проблема?

За полтора года работы над «Экзобайком» не всё складывалось удачно. Договорённость с инвесторами о финансировании не решает всех проблем разом: бизнесменам пришлось на себе испытать трудности с российскими реалиями производства.

— Какие сложности можете отметить на стадии реализации проекта?

— В технической разработке, особенно в условиях нашей страны, когда компания достаточно сильно ограничена в средствах, постоянно возникают какие-то затруднения. В частности, есть проблема с логистикой. В нашем механизме предусмотрена литий-ионная батарея, её было практически невозможно перевезти авиатранспортом, поэтому приходится доставлять на автомобиле или по железной дороге.

— А что «тормозит» процесс сборки?

— Возникают трудности с подрядчиками. Например, нам нужно изготовить платы по нашим чертежам, с определёнными элементами. Поскольку полностью собственного производства у нас нет, возникают проблемы с качеством, со сроками — иногда они растягиваются едва ли не в 10 раз против обговорённых. Это влияет на время разработки. Кроме того, у нас очень мало предприятий, которые могут изготавливать достаточно высокого качества детали, и при этом берут заказы в малом количестве. Нам для прототипа нужно две-три детали, например, а крупные заводы за такую работу не берутся — нерентабельно. Поэтому приходится искать подрядчиков, которые готовы выполнить заказ. Мелкие компании не обладают оборудованием, которое позволяет сделать какие-то очень точные изделия, соблюсти какие-то допуски, которые нам нужны. В этом плане возникает риск потери качества.

— А работа с иностранными поставщиками возможна?

— Мы рассматриваем другие варианты: например, обращались к китайским поставщикам. У них производство более развито, но есть тоже определённые риски, связанные со сроками и логистикой: везти довольно далеко. Кроме того, китайцы весьма вольно трактуют нормы авторского права и патента: они могут что-то скопировать , быстро сделать и тут же выпустить на рынок. А нам бы этого не хотелось.

История успеха: Хабаровск снова уехал в Москву

«Экзобайк» — далеко не первый пример того, как потенциально успешный инновационный проект «встаёт на ноги» не в Хабаровске, где родился, а на западе России. Инвестиционные возможности Москвы как площадки для успешного коммерческого развития, конечно, в разы превосходят те, которыми располагает Хабаровский край. Несмотря на частые и громкие разговоры о поддержке малого и среднего предпринимательства, многие молодые бизнесмены жалуются на недостаток информации о грантах и субсидиях, а также об условиях их получения. РИА «Восток-Медиа» в конце 2016 года приводило не самую оптимистичную статистику: в регионе зарегистрировано 63 442 субъекта малого и среднего бизнеса. Из них грантовую поддержку от правительства края в этом году получили 32 коммерсанта, субсидии — 37 бизнесменов, а займы — 277. В сумме поддержкой предприниматели воспользовались 346 раз. 

В 2016 году у молодых предпринимателей — участников молодёжного бизнес-форума в Хабаровске едва ли не впервые появилась возможность представить свои проекты на спич-сессии Российской венчурной компании. Стартап-акселератор Generation S предоставил призовой фонд в 15 миллионов рублей для авторов самых оригинальных бизнес-идей. Создатели двух проектов, заявленных на инновационной секции V молодёжного бизнес-форума, нашли инвесторов для своих стартапов ещё до официальной презентации. Проект «Экзобайк», как говорилось выше, привлёк внимание инвестора из Москвы, а возможностью создания селфи-зеркала заинтересовались китайцы. Тогда в беседе с корреспондентом РИА «Восток-Медиа — Хабаровск» координатор форума Дмитрий Куликов рассказал, что пилотный блок мероприятия, посвящённый венчурному финансированию, создали специально для того, чтобы дать возможность и стимул начинающим бизнесменам заявлять о стартапах в Хабаровске, а не на западных площадках.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter