Эксперты из Владивостока усомнились в перспективах клуба «Нам здесь жить»

28 июня 2019, 15:46
Фото: 1MediaInvest
Экспертное сообщество Владивостока обсуждает перспективы клуба «Нам здесь жить» — его политическую платформу и роль в общественной жизни

Что можно сказать? Знатный получился троллинг. Когда видные деятели из эпохи долгого губернаторства Сергея Дарькина — как-никак 11 лет, дольше любого другого из глав региона в новейшей истории Приморского края — по непонятной причине объединяются сперва в неформальный клуб, а затем и регистрируют его как общественную организацию, то в умных головах зреет мысль «А зачем это им?». И далее начинают рождаться версии одна другой фееричнее. Где самой фантастической выглядит версия об искренней заботе участников клуба о социально-экономическом развитии Приморья.

Но ведь может быть такое, что соратники экс-губернатора Игорь Чемерис и Галуст Ахоян, портовики Михаил Робканов с Вячеславом Перцевым или бывший начальник погранокруга Павел Тарасенко и впрямь озаботились состоянием дел в крае и уровнем жизни приморцев? Теоретически — конечно может. Но возникает вопрос: кто же им раньше не давал заботиться об этом, тем более, что те же Чемерис с Ахояном не первый срок заседают в ЗС ПК и руководят там комитетами?

Между тем в социальных сетях вспомнили не столь уж далекое прошлое участников общественно-элитарного проекта «Нам здесь жить», историю в целом и отдельных персонажей в частности. И картина вырисовывается не благостно-лубочная, а отсылающая к криминальной хронике и нашумевшим расследованиям резонансных уголовных дел.

В частности, припомнили «первый призыв» соратников Сергея Дарькина, в том числе, работавших с ним в группе компаний «Ролиз» и АКБ «Приморье» Александра Линецкого, Алексея Махлая, Сергея Передрия и «авторитетных бизнесменов», известных под дружескими прозвищами «Петруха» (Петр Висковатых) и «Гребец» (Александр Харьковский), не говоря уже о Дмитрии Глотове и Владимире Николаеве, также известных как «Винни-Пухи». Хотя из того, «первого призыва», мало кто продержался первый губернаторский срок Сергея Михайловича, а неизбежные ротации кадров поднимали в верха депутатско-административной работы новых лиц, преимущественно тоже выходцев из бизнеса: Геннадия Лысака с Игорем Ивановым (оба позже проходили по делу Генпрокуратуры о деятельности организованного преступного сообщества контрабандистов и скрывались за границей), Юрия Степанченко (экс-депутат ЗС ПК, выехал в США, проходил по уголовному делу о незаконной приватизации государственного имущества с чиновниками Игорем Мещеряковым и Владимиром Книжником и самим Сергеем Дарькиным, выведенным из дела, как «не установленное лицо»), вице-губернаторов Александра Шишкина и Владимира Розенберга (первый получил 9 лет за взяточничество еще на посту директора Примводоканала, а второй оставил пост под уголовным делом, а позднее уже как бизнесмен, фигурировал в эпизоде о пропавших 500 миллионов рублей при постройке отелей «Хаятт»). А те, кто остались и стали основателями клуба «Нам здесь жить», как Игорь Чемерис и Галуст Ахоян, также имели проблемы с законом. К первому были вопросы о нелегальном игорном бизнесе, второй фигурировал в деле о неуплате налогов на внушительные суммы. При этом оба они — депутаты и люди далеко не бедные…

Вот и вопрос: если у людей есть определенный статус, официальная власть и сформированный успешный бизнес, то почему бы им не решать задачи по социально-экономическому развитию Приморского края, реализовывая свои депутатские полномочия, как в случае Чемериса с Ахояном, или через свои проекты социально-ответственного бизнеса, как у Робканова с Перцевым и других участников клуба? Не говоря уже о самом Сергее Дарькине, который в клубе официально не состоит, а присутствует лишь как «призрак отца», осеняя и вдохновляя других авторитетом и ресурсами ПАО ТИГР? Обычно для планирования и реализации добрых дел закрытых элитарных клубов не создают, таковые чаще ассоциируются с заговорами и интригами. А этими явлениями Приморье насытилось в период правления Миклушевского с его соратниками и Андрей Тарасенко с Олегом Кожемяко каждый в свое время приложили некоторые усилия для снятия напряженности в местных элитах.

Так стоит ли заново такую напряженность нагнетать, формируя интригу и возрождая память о так называемой «дарькинской фронде», существовавшей при экс-губернаторе Владимире Миклушевском, которой последнего пугали его же приближенные советники (тоже ныне либо осужденные, либо пребывающие под следствием и судом)?

Год назад эксперты примерно так же оценивали активность Владимира Николаева, тоже некогда бывшего союзником Сергея Дарькина до их «земельного конфликта» в 2007 году. Тогда обсуждались версии формирования своеобразных элитарных закрытых сообществ именно Владимиром Николаевым, сохранявшим свои амбициозные планы по возвращению во власть, от уровня краевого центра и выше. Но если Николаев эту свою активность никак не афишировал, а информация о ней просачивалась лишь в виде некоего инсайда на уровне слухов, то здесь мы видим деятельность вовсе не тайную, а публичную, однако с намеком на интригу и загадочность. Вроде «Союза меча и орала», организованного Остапом Бендером в Старгороде с целью растрясти мещанские кошельки на материальную помощь «отцу русской демократии» и «особе приближенной к императору» в одном лице. Или даже эдакую фигу в кармане, очертания которой угадываются сквозь ткань дорогого пиджака и на силуэт пистолета не похожи.

Пацанам, даже весьма крутым, свойственно играть в шпионов, создавать тайные общества и делиться секретами, но бывает скучно, если никто о них не знает и не завидует. Поэтому пусть себе играются, наполняя чувством собственной значимости общественную пустоту. Проблема может стать реальной лишь в том случае, если представители «вертикали власти» не придут к выводу, что серьезные мужи слишком уж заигрались в пацанские игры — и, чего доброго, решат спросить с этих «намздесьжителей» уже по-взрослому. А спросить есть за что буквально у каждого из них.