Posted 17 апреля, 06:40

Published 17 апреля, 06:40

Modified 17 апреля, 06:42

Updated 17 апреля, 06:42

«Кислородное дело»: чиновника и подрядчика судят за поставку медоборудования в Якутии

«Кислородное дело»: чиновника и подрядчика судят за поставку медоборудования в Якутии

17 апреля 2024, 06:40
Фото: vostokmedia.com
В Якутии все же рассмотрят скандальное «кислородное дело», материалы которого были переданы в суд. При этом не берется во внимание заявление президента Владимира Путина, который призвал правоохранителей отказаться от давления на бизнес.
Сюжет
Суд

Глава государства считает недопустимым использование силовых структур для давления на бизнес и участия в разного рода конфликтах, инициированных недобросовестными конкурентами. Подобные заявления президента — не что иное, как четкий сигнал о серьезности проблемы и решительном намерении государства с этим явлением разобраться.

Так называемое «кислородное дело» в Якутии, полагаем, самый наглядный пример того, о чем на расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры говорил Владимир Путин. Сразу после предостережений президента прокуратура республики все же утвердила обвинительное заключение по делу о поставках кислородных станций.

Следственное управление МВД по республике настаивает на преступном сговоре бывшего первого заместителя главы ведомства Романа Савина и генерального директора компании «Диомед», подрядчика по контракту на закупку кислородных станций во время пандемии коронавируса, однако все обвинение строится на позиции боровшейся за тот же контракт компании, связываемой СМИ с влиятельным республиканским политиком Михаилом Эверстовым — выходцем из силовых структур.

Это уже третье крупное уголовное разбирательство в системе здравоохранения республики за последние годы. В 2014 году за отсутствием состава преступления развалилось обвинение в отношении бывшего главы минздрава Якутии Вячеслава Александрова. Ему, как и Савину сейчас, вменяли завышение стоимости контракта при закупке оборудования. В процессе следствия у Александрова возникли серьезные проблемы со здоровьем.

Аналогичным образом рассыпалось уголовное дело и против эксзамминистра здравоохранения Якутии Людмилы Вербицкой, которую обвиняли в изменении конкурсной документации в пользу поставщика больничного питания. 2 марта 2022 года Вербицкая была полностью оправдана Якутским городским судом, в том же апреле вердикт утвердил Верховный суд республики.

Но оправдательные приговоры не помогли спасти карьеру ни Вербицкой, ни Александрову — к госслужбе они вернуться уже не смогли, хотя были полностью оправданы и получили компенсацию морального вреда. Скорее всего, такая же участь постигнет и Романа Савина, который до возбуждения спорного уголовного дела успешно делал карьеру в органах власти.

«Кислородное дело» бывшего первого замминистра здравоохранения Якутии Савина на фоне развалившихся дел Александрова и Вербицкой — на наш взгляд, яркая демонстрация того, что проблема уголовных преследований, которые могут закончиться «ничем», в Якутии никуда не делась. Причем касается это не только профильных чиновников и ведомств, но и бизнеса, ведь во всех случаях от произвола пострадали и предприниматели, бездоказательно обвиненные в махинациях с госзакупками.

В «кислородном деле» это ООО «Диомед». Кстати, к контракту с этой компанией в минздраве республики (в том числе и на уровне руководства ведомства) претензий никогда не было, впрочем, как и к его исполнению. Поводом для начала расследования стали материалы СМИ, которые, судя по всему, либо аффилированы, либо очень симпатизируют Эверстову.

Кратко напомним обстоятельства скандального дела. Стоимость кислородных концентраторов производства компании «Провита» по подписанному 29 октября 2021 года контракту (копия имеется в распоряжении редакции) составила 620 млн 898 тысяч рублей. Примечательно, что в тот же период времени Правительство РФ выделило дополнительные средства регионам для дооснащения медицинских учреждений кислородными станциями. В Постановлении Правительства были заложены средства соответствующие стоимости оборудования в обсуждаемом контракте. Выходит, что ущерб, который насчитали в СУ МВД по Якутии, можно предъявить вообще всем, кто рассчитал к выделению именно такую сумму — вплоть до премьер-министра Михаила Мишустина.

По версии следственного управления по Якутии эта сумма завышена более чем на 150 млн рублей в результате сговора между Савиным и Грабецким. Хотя, за ту же стоимость аналогичное оборудование фирмы «Провита» закупало и правительство Москвы, о чем официально сообщалось в ответе столичных властей на запрос правительства Якутии.

При этом одновременно в обвинении фигурирует и другая цифра, уже более 320 млн рублей. Связанные с ООО «Диомед» счета заблокированы на сумму свыше 450 млн, сообщала сторона защиты, что, на наш взгляд, только добавляет и абсурдности ситуации, и вопросов к материалам дела, а также показывает, как полагает сторона защиты, как на предпринимательское сообщество можно влиять силовыми методами.

Важно и то, что инициатором расследования изначально и вполне официально выступало ООО «Эвелина», согласно общедоступным публикациям, связанное с Эверстовым через бизнес-партнеров Татьяны Эверстовой, супруги бывшего депутата. В штате фирмы официально числится два сотрудника, она никогда не занималась поставками кислородного оборудования в таких масштабах и даже не обращалась к производителю кислородных концентраторов с запросом о возможности сотрудничества в рамках этого проекта.

Об этом «Провита» официально сообщала Арбитражному суду Якутии, который рассматривал обоснованность результатов проверки, инициированной УФАС с подачи компании «Эвелина». Однако все якобы обнаруженные антимонопольщиком нарушения не нашли подтверждения и были опровергнуты решением Арбитражного суда Якутии; позже это решение устояло еще в двух инстанциях.

При этом к стоимости контрактов вопросов у УФАС не было изначально. Но даже если бы они и были, то предложенные ООО «Эвелина» условия тоже были бы формально завышенными по версии следствия, так как свои услуги предполагаемо «близкая» к Эверстову компания оценила всего на 32 миллиона ниже, чем «Диомед», а ущерб якобы составляет больше 150 миллионов. И тогда получается, что вообще все потенциальные участники закупки намеревались обмануть минздрав. Прямо-таки картельный сговор.

Несмотря на все это, Роман Савин был арестован в сентябре 2022 года, а в марте 2023-го задержали Грабецкого. При этом новые медиа неоднократно давали оценку процессу следствия и достаточно спорно оценивали ряд процессуальных действий. Например о том, что в деле фактически отсутствуют потерпевшие. Изначально таковым было указано правительство Якутии, что спорно с точки зрения права, так как ни физическим, ни юридическим лицом ведомство не является. В минздраве республики, в свою очередь, не признают себя потерпевшей стороной и сообщают о полном выполнении контракта со стороны ООО «Диомед».

На этих же обстоятельствах основан и иск, поданный председателем правительства Якутии Андреем Тарасенко к компании «Диомед» о возмещении ущерба, по которому счета компании были заблокированы. В октябре 2023 года Тарасенко покинул должность, а 29 марта 2024-го был назначен главой Росморречфлота.

Сторона защиты поясняет, что экспертиза, доказывающая завышение стоимости контракта, фактически не была проведена, а в деле фигурирует лишь справка, в которой сравнивается стоимость закупленного «Диомедом» оборудования с аналогичными контрактами в других регионах.

По мнению защиты, фактически сумма ущерба высчитана на основе разницы между суммой контракта и «среднерыночной стоимостью» кислородных станций, что делает итоговое заключение следствия несостоятельным.

Учитывая неоднократно отмечаемую юристами принципиальность и объективность судебной системы в Якутии, вопросы у судьи может вызвать и замена статей обвинения Константину Грабецкому уже в процессе следствия. Стоит отметить, что и предприниматель, и Роман Савин в конце 2023 — начале 2024 года были выпущены из-под домашнего ареста, а мера пресечения обоим смягчена до запрета определенных действий.

Несмотря на все это дело в таком виде прошло согласование руководителя СУ МВД по Якутии, а затем и прокуратуры республики. И это в ситуации, когда о проблеме прямо говорит президент России, очевидно имея в виду подобные прецеденты, когда конкретные бизнес-интересы, на наш взгляд, приводят не только к силовому «устранению» конкурентов, но и к угрозе стабильности системы госуправления путем «устранения» «неугодных» чиновников.