В России готовы выстраивать производственные цепочки полного цикла

В России готовы выстраивать производственные цепочки полного цикла

25 ноября 2017, 18:23
Экономика
Photo: pixabay.com
В России готовы выстраивать производственные цепочки полного цикла

Импортозамещение – не дань моде, а жизненная необходимость, пишет издание Oilcapital.ru. Это подтверждают и показатели 2016 года от Минпромторга РФ. На проекты собственного производства в России вложили почти 375 миллиардов рублей. 71,4 миллиарда – из федерального бюджета.

Как показали итоги прошлого года, плановые показатели по импортозамещению удалось превысить как минимум в транспортном машиностроении и радиоэлектронике.

Институт импортозамещения в качестве одной из доктрин государственной политики появился на самом деле за несколько лет до введения западных санкций (не считая ВПК, конечно). В частности, в 2012-м в стране принята госпрограмма по продовольственной безопасности в сельском хозяйстве. Через два года к концепции импортозамещения подключаются сфера информационной безопасности, иммунобиология и энергетика.

По мнению главы Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, российское импортозамещение идёт под лозунгом «не было бы счастья, да несчастье помогло»: «Санкции не сказались на объёмах нефтедобычи. Западные нефтесервисные компании уходить из РФ самостоятельно не хотят и даже, наоборот, пытаются покупать новые активы в России. Наша страна не осталась, как Иран, обрубленной от партнёрства с западными странами».

Симонов рассказал, что в какой-то степени к импортозамещению приложило руку «западозамещение» из Китая: «Санкциями тут же воспользовалось КНР, которое стало нам предлагать довольно большой сегмент оборудования».

Доцент кафедры финансовых рынков РАНХиГС Сергей Хестанов отметил: «Большая часть оборудования не имеет китайских или других аналогов. Кроме того, критически отсутствует программное обеспечение для решения многих задач в области энергетики».

Однако выяснилось, что в некоторых отраслях наличие запасов автоматически не становится их добычи и транспортировки. Для такого дела нужны сложные технологии, лицензии на которые принадлежат только узкому кругу компаний Запада. Поэтому санкции на импорт оборудования и технологий для шельфовой добычи де-факто и де-юре заморозили освоение шельфовых месторождений в российской Арктике. Как показала жизнь, собственными силами добывать новые сложные ресурсы Россия не готова.

Но подвижки всё же имеются. Недавно гендиректор «Газпромнефти» Александр Дюков проинформировал: компания намерена развивать сотрудничество с правительством Ханты-мансийского автономного округа под эгидой национального проекта «Создание комплекса отечественных технологий и высокотехнологичного оборудования разработки Баженовской свиты».

В 2017-м – данные Минэнерго РФ – Россия увеличит добычу трудноизвлекаемой нефти до 39 миллионов тонн. Например, «Роснефть» планирует в 2022 году добывать из ТРИЗ порядка 25 миллионов тонн нефти.

Гендиректор информационного агентства RusEnergy Юрий Когтев напомнил, что в последнее время многие компании перенимают западные технологии или оборудование, но не многие его модифицируют.

«У российских нефтегазовых компаний нет желания (в большей степени, чем возможностей) тратить средства на воспитание своей инженерной школы, а без этого ничего не выйдет», – полагает эксперт.

Однако отечественная нефтегазовая инженерная школа остаётся на лидирующих позициях в мире, отмечает издание. Важный момент: ставка на инновации в ТЭК оправдана. Тотальное импортозамещение угрожает государству и ТЭК кризисом в будущем. С экономической точки зрения это не выгодно, как показал неудачный опыт стран Латинской Америки. Выгодная для развития экономики стратегия заключается в импортозамещении технологий, которые впоследствии могут стать привлекательными для экспорта и экспансии на внешних рынках.

Между тем, в России становятся на ноги доморощенные инжиниринговые компании, которые в вскоре должны вернуть добавленную стоимость в страну. Взять, к примеру, известный в тепло-энергетическом сегменте инжиниринговый холдинг «ПЕТОН». Он успешно занимается локализацией технологий и разработкой собственных решений в последние 20 лет. Уренгойский ЗПКТ, Оренбургский и Астраханский ГПЗ укомплектованы с использованием оборудования российского производства. Уже подсчитано, что заказчик внедряет лучшие практики с помощью российских же подрядчиков. Подобный принцип приносит ощутимый экономический эффект, позволяя снизить стоимость продукта на 5 – 7 процентов.

Поэтому ближайшая задача для России, полагают аналитики, – не ограничиваться функцией поставщика ресурсов, а выстраивать производственные цепочки полного цикла – экосистемы.

Сейчас ряд российских игроков рынка деятельно участвует в программе энергетического импортозамещения. «ПЕТОН» – один из основателей отечественного подхода в сфере российского нефтегазового комплекса. Холдинг совместно с международной инжиниринговой компанией Linde адаптирует технологии для производства продуктов из углеводородов. Также специалисты холдинга готовят сырьё для криогенной части и переработки продуктов криогенного разделения в проекте Амурского ГПЗ («Газпром переработка Благовещенск»). Так что впору говорить не об импортозамещении, а об импортоопережении.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter