«Один у переправы» — может ли морской город прожить без морского транспорта

«Один у переправы» — может ли морской город прожить без морского транспорта
«Один у переправы» — может ли морской город прожить без морского транспорта
7 февраля, 18:46ОбществоФото: администрация Владивостока
Ледяной дождь, обрушившийся на юг Приморья в конце ноября, со всей очевидностью показал необходимость возобновления паромного сообщения с островом Русский, а также развития пассажирского флота в Приморье в целом.

Провалившийся на днях под лед автомобиль с продуктами в проливе Старка стал еще одним весомым аргументом в пользу возрождения морского прибрежного транспорта.

Во всем мире морские города и регионы идут по пути развития морского пассажирского транспорта, чего не скажешь о Владивостоке и Приморье в целом. Последние 2-3 десятка лет пассажирские морские перевозки постепенно сокращались и к настоящему моменту схлопнулись до минимума. Состояние отрасли можно назвать критическим.

С 90-х годов прошлого века пассажирский морской транспорт во Владивостоке медленно, но верно сдавал позиции. Исчезли рейсы теплохода вдоль побережья края от Владивостока до Тернея и обратно с заходом местные порты по пути следования, перестали ходить пассажирские суда в Находку и Большой Камень. Ну, а с постройкой мостов канули в лету и городские переправы, соединявшие центр Владивостока с мысом Чуркина, а чуть позже и регулярное морское сообщение с островом Русский. Старенькие паромы, которые несколько десятилетий исправно обслуживали эти линии, после нескольких лет простоя продали на гвозди.

Полтора землекопа

Эта мультяшная фразочка как нельзя более точно описывает нынешнее состояние прибрежного пассажирского флота в Приморье. После всех передряг и реорганизаций в распоряжении паромной переправы — с 2013 года эти функции исполняет ООО «Танира» (ИП Корытко) — сегодня находится единственный уцелевший со времен «Владморпасса» и «Мортранса» паром «Босфор Восточный», построенный в 1974 году и способный брать на борт 260 пассажиров и порядка двух десятков автомобилей, двухпалубный теплоход «Лотос» 1985 года постройки вместимостью 165 человек, морской трамвайчик «Пассат» на 80 мест, также построенный в 70-80-х годах. Если эти три судна остались еще с советских времен, то четвертая единица флота — это современный комфортабельный катамаран «Москва» на 200 пассажиров, построенный в 2012 году к саммиту АТЭС. Несколько лет назад в помощь к этим четырем «большим братьям» поступил маленький, но шустрый катерок на воздушной подушке «ВладРегул», который берет на борт всего 9 пассажиров, зато способен развивать высокую скорость, а также, благодаря своим характеристикам, не боится льдов и может работать в зимних условиях.

Вот и вся доблестная флотилия — четыре с половиной судна, которым нужно успеть доставить пассажиров и грузы на мыс Песчаный, острова Попова и Рейнеке — городские территории, на которых в совокупности проживает более полутора тысяч человек постоянного населения, не имеющие иного пассажирского сообщения с материковой частью Владивостока, а также в Безверхово и Славянку.

Самый крупный из обитаемых островов — остров Русский с населением в пять тысяч человек — с 2013 года практически не попадает в маршрутную сетку паромной переправы.

Зачем паромы, если есть мост, говорили они

С тех самых пор жители острова Русский пытаются добиться восстановления морского сообщения. Мост хорошо, но в полной мере вопрос транспортной доступности населенных пунктов острова он не решает. Жителям поселков, расположенных в районе Подножья и на западном побережье острова, а также вдоль берега бухты Новик, чтобы добраться до того самого моста, приходится преодолевать десятки километров разбитой грунтовки — зимой неизменно скользкой, а летом либо размытой дождями, либо пыльной.

«Жителям острова очень не хватает регулярного морского сообщения. Если раньше путь до центра города на пароме занимал 40 минут, то теперь на автобусе ехать приходится порядка двух часов. При этом ни о каком комфорте речи не идет — какой может быть комфорт в полном автобусе, трясущемся по грунтовой дороге. Противники морского транспорта утверждали в свое время, мол, паромы ненадежны — штормовое предупреждение, и рейсы отменяют. Однако сейчас происходит то же самое, только чаще. Снегопад или сильные дожди так же оставляют нас отрезанными от большой земли, автобусы не ходят порой по три дня. Ни один шторм не прерывал на такой длительный период морское сообщение», — рассказывает житель Русского, общественник Денис Ясинков.

Островитяне говорят, что паромы были для них таким же надежным, движущимся по строгому расписанию транспортом, как для жителей пригородных территорий электрички.

«Никому же не придет в голову отменить электрички, скажем, в Вольно-Надеждинское или Кипарисово ввиду того, что есть автобусный маршрут. А островные территории почему-то лишили альтернативного транспорта. Чего делать категорически нельзя, как показал нам ледяной дождь в конце прошлого года. Жители острова на 10 дней остались без автомобильного сообщения. Выручил единственный оставшийся в живых паром», — сетуют жители Русского.

Одно время на линии Подножье — 36 причал зимой работал катер на воздушной подушке — тот самый «ВладРегул». Сейчас он ушел с этого маршрута, в межсезонье возит людей на Рейнеке.

«Да, за билет приходилось отдавать 200 рублей, это средняя цена такси по городу, но зато 12-15 минут, и ты на месте. Просто отличный вариант, пусть и не для ежедневного пользования, так как далеко не всем доходы позволяют платить по 200 рублей в один конец каждый день. Да и мест на катере всего 9, все желающие не помещались. Однако подобного рода транспорт — удобный, безопасный, не боящийся льда — очень хорошо подходит для осуществления пассажирских перевозок между островными и материковой территориями Владивостока. Если бы на линии работал не один такой катер, а много, они были бы востребованными, несмотря на цену билета. Я знаю, что пару лет назад город объявлял тендер на постройку двух подобных катеров на воздушной подушке большей вместимости. Однако проект не состоялся. Тем не менее, жители острова не теряют надежды на то, что пассажирский флот будет возрождаться. Нам этот вид транспорта жизненно необходим», — поделился мнением Денис Ясинков.

Фото:адмнистрация Владивостока

Строим-строим — не построим

В 2019 году администрация Владивостока действительно заключила контракт на постройку двух пассажирских судов на воздушной подушке вместимостью 20 и 35 пассажиров с компанией «Ховеркрафт» из Санкт-Петербурга. Однако построены они так и не были, осенью прошлого года стало известно о расторжении контракта и возврате денег.

Разговоры об обновлении и расширении пассажирского прибрежного флота в Приморье возникают стабильно раз в несколько лет. Из результатов же пока только тот самый катамаран «Москва», построенный в 2012 к саммиту АТЭС.

Причем, построить тогда должны были три подобных судна — «Владивосток», «Москва» и «Санкт-Петербург». Из них только «Москва» дошла, так скажем, до конечного потребителя. «Владивосток» достроен не был, а «Санкт-Петербург» уже много лет находится в подвешенном состоянии. Катамаран был спущен на воду позже установленного срока, и власти отказались его выкупать. Сейчас он — абсолютно новый — находится в распоряжении построившей его судоверфи, сотрудники которой блюдут его техническое состояние в надежде, что у судна все-таки появился хозяин, который будет использовать его по прямому назначению - для регулярных пассажирских перевозок.

«Если власть брала на себя гарантии по заказу, она должна эти гарантии выполнить. Сейчас посмотрим, через какие формы собственности можно этот катамаран приобрести — через лизинг или другие механизмы. Рассмотрим возможность использовать его для морского сообщения с островами и отдаленными поселками в Приморье», — говорил Олег Кожемяко в 2018 году на встрече с сотрудниками «Восточной верфи».

Чуть позже, зимой 2019 года краевые власти вернулись к этой теме, заявив, что рассмотрят возможность приобретения «Санкт-Петербурга», чтобы поставить его на морские краевые маршруты.

«К нам обращались жители Находки и Большого Камня с просьбой об организации морского пассажирского сообщения. Мы заложили в бюджет денежные средства на приобретение катамарана. Необходимо возрождать морское пассажирское сообщение в крае, тем более, что это наша, приморская верфь, и, безусловно, ее нужно загружать работой. Посмотрим, как судно будет работать в летний период. При необходимости мы и в дальнейшем будем размещать заказы на приморских верфях, чтобы пассажирское сообщение между городами и островами развивалось. Это удобно и быстро. Например, до Большого Камня на таком катамаране можно добраться всего за час», — заявил тогда глава региона.

Судьба «Санкт-Петербурга» до сих пор не решена. По некоторым данным, производитель и покупатель не сошлись в цене сделки. Кроме того, в отличие от «Москвы», корпус которой построен из металла, «Санкт-Петербург» композитный, он не может зимовать у причала, требует подъема на берег, что создает дополнительные сложности при его эксплуатации и делает ее более затратной.

«Катамаран „Санкт-Петербург“ был достроен, приведён в соответствие современным требованиям РМРС (Российский морской регистр судоходства). На сегодняшний день катамаран находится на территории завода, проходит ежегодное обслуживание и освидетельствование. По своему состоянию — это абсолютно новое судно с надёжным оборудованием и высоким классом автоматизации. Катамаран готов к эксплуатации и предлагается к покупке», — сообщили на «Восточной верфи».

Фото:правительство Приморья

Ледяной дождь в конце 2020 года, фактически отрезавший остров Русский от большой земли на целую декаду, стал ярким доказательством того, что остановка паромного сообщения с островом была ошибкой. Власти признали, краю не хватает мощностей пассажирского флота и заявили о необходимости строительства новых судов.

«Мы будем заказывать строительство еще одного парома ледового класса и еще одного катамарана с небольшим ледовым классом. Для Владивостока это жизненно важно и это дело откладывать в дальний ящик мы не будем», — заявил губернатор Приморья Олег Кожемяко в декабре 2020 года, подводя итоги ЧС, вызванной ледяным штормом.

Глава региона отметил также, что строить суда будут местные судоверфи, которые имеют для этого все возможности.

«Я думаю, что они будут построены на наших приморских верфях. У нас есть завод „Звезда“, находкинский судоремонт и „Восточная верфь“ строит корабли сейчас. Поэтому мы можем построить своими мощностями», — отметил Олег Кожемяко.

На той же «Восточной верфи» подтвердили, что готовы внести свой вклад в обеспечение транспортной стабильности во Владивостоке и Приморье. Однако соответствующего запроса от правительства пока не получали.

«Мощности предприятия позволяют построить и паром, и катамаран, а также обеспечить их причалами. О том, какие именно это могут быть суда, можно будет сказать, получив техническое задание и бюджет от заказчика», — сообщили на предприятии.

Недоступные острова

Напомним, что после ноябрьского стихийного бедствия, в результате которого в Приморском крае была объявлена ЧС регионального значения, мост на остров Русский из-за оледенения вантовых конструкций был закрыт на протяжении 10 дней. Жители острова оказались отрезанными от большой земли, и, если бы не паром «Босфор Восточный», им пришлось бы совсем туго. Тогда это единственное пассажирское судно, имеющее ледовый класс, было снято с линии на остров Попова и переброшено на перевозку грузов и пассажиров на Русский и обратно. На помощь парому пришли военные десантные корабли. За 10 дней «Босфор Восточный» перевез порядка 50 тысяч человек и около 3,5 тысячи машин.

Фото:администрация Владивостока

Да, эта ситуация была форс-мажором, ледяной дождь — беспрецедентное погодное явление для Приморья. Но, повторимся, она окончательно дала понять, что оставлять город без пассажирского флота нельзя.

А на днях произошла еще одна история, подтверждающая эту мысль. По пути с Русского на Попова в проливе Старка провалился под лед автомобиль с продуктами. Дело в том, что сейчас паром на Попова хоть и ходит, но не берет автомобили — безопасно выгружать их не позволяет аварийный пирс на острове. Поэтом на льду пролива между островами образовалась своеобразная дорога жизни, по которой идут машины, доставляющие продовольствие в островные магазины.

Как ранее сообщало «Восток-Медиа», делом занялась прокуратура города, организовавшая проверку соблюдения муниципалитетом закона об организации транспортного сообщения и предоставления транспортных услуг для населения. В ведомстве установили, что паромная связь — единственный способ перемещения между островом и материковой частью Владивостока. А поскольку в настоящее время паром не предусматривает перевоз автомобилей с других частей города на Попова, единственный способ попасть на остров на машине — по льду.

«Последняя возможность привезти продукты на остров провалилась, в прямом смысле этого слова», — горько шутят по этому поводу местные жители.

Ситуация, к слову, говорит еще и о том, что вопрос организации морского сообщения с островными и отдаленными территориями заключается не только в наличии флота, но и в состоянии береговой инфраструктуры, которая почти повсеместно нуждается в реконструкции.

Как сообщили недавно в администрации Владивостока, вопрос ремонта пирса на острове Попова уже проработан — готова проектно-сметная документация, а сам ремонт планируют осуществить в течение ближайших трех лет. Стоимость работ составит порядка 300 миллионов рублей.

Время возрождать

Похоже, сейчас действительно сошлись воедино все факторы, говорящие, а скорее — даже кричащие о том, что морской прибрежный пассажирский транспорт в Приморье надо возрождать и развивать. Да, эта затея требует серьезных вложений и, откровенно говоря, вряд ли окупится в обозримой перспективе. Более того, пассажирские перевозки всегда были и остаются дотационными. Однако сейчас как раз тот этап, когда стало предельно очевидно, что вкладываться в отрасль необходимо. В ее социальной значимости не осталось сомнений даже у закоренелых скептиков.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter