Сиротская доля в Приморье: формально – льготники, по факту – бомжи

Сиротская доля в Приморье: формально – льготники, по факту – бомжи
Аналитика

13 июня 2018, 16:05
Фото: Марина Дороганова
Почему Владивосток стал столицей бездомных детей-сирот и по каким причинам решение этой проблемы практически не сдвигается с мертвой точки, разобрался корреспондент РИА «Восток Медиа».

Сиротский котёл

Проблема обеспечения жильем граждан из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Приморском крае не появилась внезапно. Взрыв, произошедший сегодня: митинги, заявления, флешмобы, хештеги и нелепые попытки властей «потушить лесной пожар тулупом», - это пик ситуации, накалявшейся более 10 лет. В то время, когда у наших соседей по ДФО – на Камчатке, Сахалине, в Магаданской области проблема решалась системно, приморские сироты вынуждены застревать в бюрократических лабиринтах, спотыкаясь об постоянные отписки и обещания. С 2009 года количество лиц из числа детей-сирот, имеющих право на обеспечение жильем, в Приморском крае выросло в 130 раз и достигло 7040 человек, 5237 из которых уже достигли совершеннолетия. За то же время, Магадан полностью искоренил само понятие «сиротской очереди» в регионе. Теперь сироты Магаданской области не просто получают квартиры, они имеют право на выбор населенного пункта, в котором эта квартира будет им предоставлена. Многие, конечно, выбирают столицу региона.

Приморцам, в отличие от сирот других субъектов Дальнего Востока, повезло меньше. Для того, чтобы получить заветные «квадраты» совсем еще юным выпускникам детских домов приходится вступать в неравный бой с государственной машиной. В этом импровизированном «горниле войны» есть ветераны, фронты и потери. Но, что же стало причиной образования «сиротского котла» в Приморье?

В 2013 году законодательство Российской Федерации несколько видоизменилось, значительно расширив круг лиц, на которых распространяются государственные гарантии по обеспечению жильем – законодательство позволило встать в очередь тем, кому больше 23 лет, и тем, кто ранее не был обеспечен жильем. Таким образом, претендовать на получение квадратных метров от государства смогли даже те, кому на тот момент уже было больше 60 лет. Однако само по себе расширение круга лиц не стало причиной роста сиротской очереди. Некоторые приморские законотворцы считают, что истинная проблема заключается в неэффективной работе государственных структур.

«Что я могу сказать в целом по сложившейся ситуации? Мы уже говорили о том, что департамент градостроительства провалил эту историю. У нас вместе с федеральными деньгами ежегодно выделяется 900 миллионов, и это говорит о том, что средства есть на решение этой проблемы, вопрос в том, что они бездарно используются. Депутаты ЗС ПК, в том числе и социального комитета, регулярно поднимают этот вопрос, можно сказать, что последние три года мы уже бьем в набат. Вопрос в том, что исполнительная власть не может качественно исполнять свои функции в решении этого вопроса. В отношении директора департамента градостроительства возбуждено уголовное дело. И этот случай - очередной штрих к работе департамента градостроительства, который я год назад назвал департаментом градомучительства, потому что они «замусолили» эту проблему», - полагает депутат ЗС ПК, член комитета по социальной политике и защите прав граждан Сергей Слепченко.

В действительности винить одного только бывшего директора департамента градостроительства Приморского края Евгения Добрынина, обвиняемого в халатности, было бы необъективно.

Этот чиновник, по версии следствия, с августа 2015 по март 2016 года ненадлежащим образом выполнил свои должностные обязанности в части исполнения требований подпрограммы «Обеспечение жилыми помещениями детей–сирот и детей, оставшихся без попечения родителей». В результате более 236,5 миллиона рублей, направленных на строительство 5 домов по 36 квартир, не были освоены. Безусловно, роль директора департамента этой истории градостроительства очевидна, но пять домов по 36 квартир, это даже не десятая часть от необходимого.

Тем не менее, наказание виновных нисколько не замедляет стремительно растущую очередь из бездомных приморских детей-сирот.

Генералы бездомной войны

1 июня 2018 года приморские дети-сироты публично заявили о себе, проведя митинг перед Домом молодежи во Владивостоке. Этот стратегически важный шаг вывел конфликт администрации Приморья с данной категорией граждан в публичное пространство, позволив приморской общественности рассмотреть «административного Левиафана» со всех сторон. А «ветераны» этой войны впервые смогли заявить о себе, не боясь «отдачи» со стороны государственной машины.

Одним из генералов приморского фронта этого противостояния стала Марина Дороганова. Именно она собрала единомышленников и создала движение «Детям-сиротам достойную жизнь». За свои законные квадратные метры эта девушка борется вот уже более 12 лет.

В своей истории она упоминает десятки фамилий известных приморских политиков «на голубом глазу» обещавших ей разобраться в ситуации. Двенадцатилетний опыт обивания порогов приемных, канцелярий, комитетов и структур превратил хрупкую девушку в закаленного отписками и беззаконием правозащитника, готового стоять до последней капли крови не только за своё, но и за право других сирот на законные квадраты.

«В Приморье ситуация с жильем обстоит очень тяжело. А во Владивостоке все вообще стоит «колом», если две-три квартиры за год выдадут, то это, считай, повезло. Сейчас из-за шумихи в социальных сетях, в СМИ, начало что-то двигаться хоть как-то. На очереди 7040 человек стоит, очередь будет увеличиваться. Примерно пять тысяч человек уже не просто достигли совершеннолетия, это взрослые люди, им уже за тридцать, у многих уже свои семьи, по двое детей есть, а жилья нет. Одной из наших активисток 39, мне вот 30 будет в этом году. У нас есть ребята, у которых детям будет по 15-16 лет. Я считаю, что это со стороны чиновников супер наглость, настолько халатно относиться к своей работе и не выполнять свои прямые обязанности.

Когда приходишь на приём, в очередной раз возникает проблема записаться, а если запишешься, отвечают на все вопросы как под копирку: «Да, мы вас понимаем, ну не сложилось. Но не только у нас, но и вообще по всей России», «Ну чем мы вам поможем? Ничем», «Ну ждите», «Вот денег не выделяют, участков не дают», «Ну ничем не можем помочь, но мы вас понимаем». А мне вот уже четвертый десяток пошел. Я жду свои квадратные метры с 19-летнего возраста, фактически 12 лет уже я борюсь за них. И сколько мне еще ждать?

1 июня мы публично заявили о себе, а после митинга создали движение, чтобы показать, что мы будем бороться за то, что нам по закону причитается», - рассказала Марина Дороганова.

Её история по своей сути является отражением истории любой приморской сироты. Выйдя за ворота детского дома или интерната, ребенок с головой погружается в пучину правового беспредела и быстро крепнет и социализируется, но не по естественным причинам, а «по законам военного времени».

Другая девушка, Дарья, борется за свои права на жилье с 2015 года. За это время она уже не один десяток раз сталкивалась лицом к лицу с халатностью и произволом.

«В очередь я встала с 2015, тогда я собрала пакет документов доказывающих, что я осталась без попечительства родителей с малолетнего возраста и подала эти документы в соответствующие органы. В моем судебном решении написано «выдать квартиру в ближайшее время» и вот по истечении трех лет я все еще нахожусь в очереди и за последний год очередь сдвинулась всего на три человека.

Точной информации по очереди у нас нет, но путем простейших подсчетов, если квартиры будут выдаваться в таком темпе, я выяснила, что свою жилплощадь получу через сто с чем-то лет. Нет какой-то системы, которая работала бы на уведомление нас о каких-либо изменениях. Мы сами звоним, обрываем трубки, узнаем на каком мы уже месте. Кто-то письма пишет, чтобы были письменные подтверждения, а я вот звоню. Постоянно. Раз, два раза в месяц. Нам всегда говорят разные «отмазки». Большие надежды владивостокские сироты возлагают на Снеговую Падь, если быть точнее на комплекс D. Но и там ситуация непонятная, постоянные отмазки. Я спрашивала по вторичному жилью, мне сказали, что в 2017 году во Владивостоке они смогли выделить всего две квартиры и в этом году смогут максимум одну или две квартиры предоставить, потому что они краю обходятся дороже недвижимости в новострое», - рассказывает Дарья.

И пока с сиротской стороны фронта ситуация даже в долгосрочной перспективе выглядит удручающей, генералы противоборствующей стороны отчаянно рапортуют о том, что дело может наконец-то сдвинуться с мертвой точки. Одним из удобных для власти механизмов называется выдача сертификатов на квартиры. Депутат ЗС ПК, член комитета по социальной политике и защите прав граждан, коммунист Владимир Беспалов считает сертификаты хорошей практикой.

«Сейчас губернатор поручил проработать вопрос и принять закон о сертификатах на получение жилья. Но это нужно будет решать с федеральным центром. В чем положительная сторона сертификатов? Выдаются они от имени государства с обременением в течение пяти или десяти лет не продавать это жилье. На протяжении этого времени оно будет числиться как муниципальное. Это сделано для того, чтобы молодой человек ставший обладателем жилья не подвергся мошенническим действиям», - рассказал Беспалов.

Однако вопрос принятия такой меры сталкивается с жесткой аргументацией со стороны сирот. Многие из них считают, что получение квартиры по сертификату может затянуться на долгие годы или вовсе стать механизмом перевода людей из категории «обманутых сирот» в категорию «обманутых дольщиков». И действительно, сертификатом нельзя укрыться во время холодной зимы, в него нельзя привести гостей, а самое главное, в нем нельзя прописаться.

Воинская метрика

Проблема получения прописки (регистрации) является для сирот едва ли не равнозначной получению жилья. Фактически, при рассмотрении этого вопроса необходимо понимать, что речь идет не о семи тысячах абстрактных сирот где-то там, а о семи тысячах граждан, живущих в Приморье и принудительно попавших в категорию бездомных. Сирота, покинув детский дом, не имеет никакой возможности устроиться на официальную работу, потому что в его паспорте отсутствует штамп о прописке. Этот момент прекрасно понимают с обеих сторон, однако поделать с этим ничего не могут.

«Уже примерно 7-8 лет ситуация с выделением квартир этим гражданам неудовлетворительная. Есть примерно три с половиной тысячи судебных исков за невыполнение обязательств. Такое жилье выделяется недостаточно, некоторые воспитанники детских домов уже обзавелись семьями и детьми. Ищут работу или уже работают, но не имеют жилья. Многие из них вынуждены искать приют у знакомых и друзей или снимать жилье за деньги. Проблема жилья усугубляется тем, что эти варианты не предполагают прописки. У друзей практически невозможно прописаться, у арендодателя тем более. Из-за этого возникает вопрос с постоянной работой», - рассказывает свое видение ситуации депутат Владимир Беспалов.

В этом вопросе сироты солидарны с законотворцем, вот только одно дело говорить о проблеме и совсем другое с этой проблемой жить.

«Многие люди очень негативные вещи высказывают, не понимая, что у нас нет даже прописки. Как нам работать? Вот у меня прописка сделана у моего бывшего гражданского мужа. И он может в любой момент позвонить и сказать, чтобы я выписывалась. И я выпишусь. А если у меня не будет прописки, у меня не будет работы, и я стану бомжом. Вот это страшно. Если честно говорить, у меня половина зарплаты уходит на аренду квартиры, а другая половина на жизнь. Денег на то, чтобы сделать временную прописку, у меня нет», - рассказывает девушка-сирота Дарья.

На данный момент администрация уже придумала, как решить вопрос с пропиской. Врио губернатора Приморья Андрей Тарасенко направил предложения в адрес президента России Владимира Путина, заместителя Председателя Правительства РФ – полномочного представителя Президента в ДФО Юрия Трутнева, а также Министра внутренних дел РФ Владимира Колокольцева о внесении изменений в правила регистрации граждан России. Поправки в постановление позволят регистрировать детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, там, где они находились до выпуска из детского дома, пока их не обеспечат жильем. Это, безусловно, поможет новому пополнению сиротской очереди, но никак не коснется семи тысяч уже ожидающих.

Вообще, одним из самых важных моментов этой войны можно считать принятие законов, смысл которых в ускорении решения проблемы приморских сирот. Маленькая стратегическая победа сирот в том, что эти законы начали приниматься.

Репарации победителю

Осознав бедственность ситуации и глубину той социальной ямы, в которую детей-сирот за прошедшие десятилетия загнала система, краевые власти решили, что данную категорию необходимо поддержать, и в первую очередь финансово. Вопрос поддержки сирот прорабатывался при поддержке главы региона Андрея Тарасенко.

Законопроект «О компенсации расходов по договору найма (поднайма) жилого помещения лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц, которые относились к указанным категориям, и достигли возраста 23 лет в Приморском крае» депутаты поддержали единогласно, отметив, что данная мера является вынужденной, так как компенсация расходов за аренду жилья не является прямым полномочием краевого бюджета. В ходе принятия законопроекта перед депутатами Законодательного Собрания выступила старший помощник прокурора Приморского края Елена Барабаш.

«Данным законопроектом предлагается установить новую, дополнительную меру поддержки наиболее социально незащищенной категорий граждан в Приморском крае, детей сирот и детей оставшихся без попечительства родителей и лиц приравненных к указанным категориям. Мы полагаем, что действительно Приморский край может и должен в какой-то мере компенсировать те затраты, которые несут указанные лица при найме жилых помещений. Поэтому данным законопроектом мы предлагаем ввести компенсацию, которая соответственно будет предоставляться этим лицам при соблюдении определенных условий прописанных в законопроекте. Кроме того, для этой компенсации мы предлагаем опять же дифференцированный размер, он зависит от уровня муниципального образования, в котором проживают эти лица. Для Владивостокского городского округа он несколько больше, для остальных населенных пунктов он будет фиксирован. Для реализации этого законопроекта из краевого бюджета нам понадобится свыше двухсот миллионов рублей. Нами уже получено положительное заключение губернатора. Более того, федеральные власти поддержали этот законопроект в лице уполномоченного органа – Минфина России. Кроме того, мы полагаем, что необходимо мотивировать органы исполнительной власти уполномоченных на решение этого вопроса и соответственно мы предлагаем установить срок, в течение которого эта компенсация должна выплачиваться. Если к 2020 году мы увидим, что проблема не решается, прокуроры края будут ставить вопрос о продлении действия данного закона. Мы полагаем, что принятие данного закона позволит несколько снизить социальную напряженность среди этой категории граждан и косвенно повлияет на решение проблемы с обеспечением жильем детей-сирот», – отметила Елена Барабаш.

Депутаты приняли законопроект в первом чтении. Вот только дьявол и здесь умудрился затаиться в мелочах. Компенсация «расходов по договору найма жилого помещения» на деле оказалась предательски копеечной. Во Владивостоке сироты будут получать по пять тысяч рублей, в Приморском крае по три тысячи. Какое жилье, а самое главное в каком веке можно было снять в Приморском крае за эти деньги, в законопроекте не прописывается.

Кстати, этот законопроект – не последний шаг, предпринимаемый властью для решения проблемы выделения жилья детям-сиротам. Есть и другие шаги, они не так заметны «конечному потребителю», как выплаты, однако являются гораздо более важными.

«На законодательном собрании мы приняли законопроект в трех чтениях, срок действия его с первого июля 2018 года он вступает в силу. Это одна из дополнительных мер или шагов ЗС ПК совместно с администрацией края для того, чтобы ситуацию улучшить. Во-первых, мы передаем полномочия департамента образования по жилью на вторичном рынке для детей сирот департаменту имущественных отношений. Это свойственная им функция, а не департамента образования. И это должно улучшить ситуацию с оценкой жилья приобретаемого на вторичном рынке для детей сирот.

Кроме того, там очень много изменений, которые упрощают порядок оценки и в том числе регулируют вопрос немотивированных отказов о признании детей сиротами. Этот вопрос прорабатывался совместно с прокуратурой Приморского края, кроме того закон регулирует технические моменты, которые позволят по нашему мнению более системно отрабатывать эту ситуацию», - пояснил депутат ЗС ПК Сергей Слепченко.

В своей речи, пусть и кратко, но депутат Слепченко коснулся темы, являющейся страшным кошмаром для любого ребенка-сироты, а именно - немотивированных отказов.

Боевые потери сторон

Немотивированные отказы, это самая страшная часть этой войны, её чистилище, а органы опеки, это, своего рода, «карательный отряд». Многим выпускникам детских домов отказывают в получении жилья только потому, что в их собственности остался отчий дом, который зачастую домом является только на бумаге. Фактически это голый фундамент, а то и вовсе котлован. Тот факт, что получив такую отписку, сирота на веки вечные останется бездомным, никого не интересует. Приговорив гражданина своей страны к жизни на голом фундаменте в глухом лесу, бюрократическая машина перезаряжается, отодвигает приговоренного и продолжает стрелять отказами.

«Некоторые сироты, я знаю, что они обращались в отдел опеки и им отдел опеки отказывал. Мол, зачем тебе квартира, если у тебя есть какой-то дом. А по факту, за то время пока хозяйка была в детском доме, этот дом соседи растащили, там один фундамент. А как можно жить на фундаменте?» - вопрошает сирота Дарья.

С подобным немотивированным отказом на своем собственном опыте столкнулась и одна из создателей движения «Детям-сиротам достойную жизнь» Марина Дорофанова.

«Я начала бороться за свои права на жилплощадь, потом я узнала, что мне достался какой-то дом в селе Ивановка по наследству. Дом этот 38 квадратных метров, нет дверей и окон, все развалено, а по документам на это строение претендуют 10 наследников, пять мальчиков и пять девочек. Я начала доказывать, что это строение непригодно для жизни, и что оно вообще принадлежал сельхозу, в котором работала когда-то моя мама. Сельхоз развалился и дом, по сути, уже никому не принадлежит. Я в течение нескольких лет билась в селе Ивановка, чтоб мне выдали документ.

Органы опеки, это вообще отдельная тема. Они себя некорректно ведут, врут постоянно, дезинформируют детей и лишают всех привилегий, которые должен получить сирота по закону.

Говорят, чтобы шли и жили в том строении, которое тебе по наследству осталось, а тот факт, что на этот дом документов нет, что это просто коробка в чистом поле стоит в разобранном виде, их не интересует. Хотя они должны инициировать проверку, однако на деле ничего не делается», - рассказывает руководитель движения Марина Дороганова.

Лагеря для военнопленных

Еще одним очень спорным пунктом этого противостояния обе противоборствующие стороны считают строительство домов специально для детей-сирот. И депутаты, и сами дети-сироты считают подобное расселение вредоносным для социализации выпускников детских домов. Депутат ЗСПК Сергей Слепченко и вовсе называет подобные строения «сиротскими гетто».

«Мне кажется, нужно обратить внимание на то, что для детей сирот строится отдельное жилье. Такое своеобразное «сиротское гетто». В этом случае нужно строить жилье в целом для нуждающихся категорий граждан и давать частично детям-сиротам, чтобы они находились в социально-адаптивной среде», - рассказал он.

Сироты согласны с депутатом в этом вопросе, им тоже строительство отдельного жилья для детей не кажется такой уж хорошей идеей.

«В Приморье строятся дома и некоторым владивостокским ребятам предлагали там жилье. Многие отказались. Потому что это очень неправильно сделано. С психологической точки зрения такие постройки губительны, нельзя так людей расселять. Надо селить в обычные дома с обычными людьми. Это необходимо для социализации. Жить в таком месте, это как жить в общежитии, как в детском доме. Я бы не хотела там жить и отказалась бы, если бы предложили. Это просто ужасно», - высказалась Марина Дороганова.

Солдатский быт

В связи с постоянным психологическим напряжением из-за тягот с администрацией приморские бездомные сироты находятся в положении заложников ситуации. И даже, несмотря на все эти распри, они живут, как говорится, вопреки, а не благодаря, демонстрируя всё новые и новые личные достижения. Эти бывшие дети строят уже свои семьи и обзаводятся своими детьми, кочуя по съемным квартирам. Многие из них, осознавая всю серьезность своего положения, «впиваются» в работу и учебу, получают повышения и заканчивают учебные заведения с красными дипломами» Чиновники и депутаты знают об этом. Депутат Владимир Беспалов рассказал, что у него имеется ряд документов, демонстрирующий высокие достижения приморских сирот.

«У меня имеется ряд документов, где указано, что ряд выпускников детских домов достигает прекрасных результатов. Например, выпускница профессионального училища номер 1, окончила его с отличием, изучила иностранные языки, сейчас работает на подряде иностранной фирмы, трудится не только в Приморье, но и во всем Дальнем Востоке, устанавливает специальное оборудование. Она же мастер спорта по боевым единоборствам, а вот жилья у нее до сих пор нет. И поэтому она не может завести семью, а ей уже совсем скоро будет 30 лет», - рассказал Владимир Беспалов.

Случай, описанный депутатом, далеко не единичный. Руководитель движения «Детям-сиротам достойную жизнь» Марина Дороганова сама поступила в университет на бюджетной основе и окончила его с отличием. Сирота Дарья, найдя работу, смогла подняться по карьерной лестнице до директора магазина. Многие приморские сироты занимаются спортом и показывают превосходные результаты, некоторые имеют по несколько высших образований.

Генеральские стратегии

Сегодня краевые власти намерены твердо разобраться с проблемой, которую они старательно создавали для себя на протяжении целого десятилетия. Кроме того, чиновники даже приготовили план мероприятий, которые должны будут осуществиться в этом году. На обеспечение детей-сирот жилыми помещениями в 2018 году было выделено 968,32 миллиона рублей. Из них 300,75 миллиона рублей отправились в департамент градостроительства Приморского края на строительство домов для детей-сирот. 346 миллионов рублей выделены департаменту образования и науки Приморского края на покупку квартир для детей-сирот. 36 миллионов рублей будут потрачены на осуществление социальных выплат на приобретение жилья по судебным решениям 2012 года. Кроме того, практически во всех муниципалитетах прошли аукционы по покупке квартир для сирот.

Не коснулись аукционы только Владивостока. Здесь сиротам обещают жилье в новостройке на в микрорайоне Снеговая Падь. Данная информация звучит из всех источников, только вот в сказку «О комплексе D» сироты не верили изначально и не верят сейчас. Некоторые из них звонили и писали запросы застройщику, на что удивленный представитель компании отвечал, что никакого бюджетного жилья для сирот там нет, не было и не будет.

«Дезинформация полная, каждый день новый человек говорит новые вещи. Мы собирались у врио губернатора Тарасенко, была встреча. Шел разговор о 36 квартирах в комплексе D на Снеговой Пади. Квартиры эти тают на глазах. Было 36, стало 30 квартир. Застройщик вообще был крайне удивлен, он впервые услышал, что нам кто-то должен дать квартиры. Сказал, чтобы мы не надеялись, никто нам ничего не даст. А в отписках нам все говорят – «комплекс D». Но там мы ничего не получим, там нет для нас квартир. Застройщик нам сказал открыто, что нам ничего не светит», - комментирует ситуацию с жильем во Владивостоке одна из сирот.

Война бесконечности

Сироты боятся говорить о сроках. Очередь потихоньку ползет, жилье выделяется. Некоторые, простояв более 10 лет в очереди на получение жилья, все больше отдаляются от этого вопроса, представляя получение квартиры от государства как что-то абстрактное и недостижимое. Даже наличие судебного решения не ускоряет ситуацию. В Приморском крае уже свыше 3500 сирот выиграли суд с краевой администрацией, не получив в итоге ничего, кроме бумаги, в которой написано, что им обязаны выделить жилье.

Однако ситуация бесспорно начала двигаться в нужном направлении, а заржавевшие механизмы бюрократического аппарата администрации Приморского края со скрипом, но все же приходят в движение. Пока война большой власти против маленьких людей идет, пусть и не без потерь, но с перевесом в человеческую сторону. Очень важным шагом на пути решения проблемы детей-сирот стал тот факт, что появилась возможность решить проблему с пропиской, однако почему эта проблема начала реально рассматриваться только в 2018 году? Почему не в 2005? Есть ли какое-то объяснение тому, что приморские чиновники начинают что-то делать только тогда, когда маленькое пламя превращается в пожар? Или это какая-то особая страсть приморской администрации - затыкать пальцами дырки в плотине?

Так или иначе, о сроках решения этой проблемы не говорят ни с одной из противоборствующих сторон. Пока нет конкретного механизма решения проблемы, нет и сроков ее решения, а это значит, что велика вероятность того, что через несколько лет в очереди на квартиры из приморских детей-сирот появится юбилейный десятитысячный человек.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter