Жадность Фургала сгубила?

Жадность Фургала сгубила?
Аналитика

28 июля 2020, 14:37
Фото: правительство Хабаровского края
«Либеральные» СМИ активно муссируют попытку захвата металлургического завода в Комсомольске-на-Амуре москвичами, пытаясь этой темой объяснить арест экс-главы Хабаровского края. Но все, оказывается, довольно банально: деньги и никакой политики.

Только самый ленивый московский журналист из тех, что в большом количестве сейчас понаехали в Хабаровск, не пытались «раскрутить» версию с переделом собственности во втором по величине городе региона и практически флагманском центре промышленности всего Дальнего Востока — Комсомольске-на-Амуре. Местные тоже эксплуатируют эту тему, но, как правило, вдогонку за «федералами».

Формально к заводу «Амурсталь» Сергей Фургал не имеет и не имел никакого отношения: это была история его депутатского «успеха», не связанная для публики с завоеванием в собственность привлекательного актива. Именно будучи депутатом Госдумы, он приезжал на находящееся тогда в стадии банкротства предприятие и активно изображал причастность к решению его проблем.

«Когда Сергей Фургал был депутатом Госдумы от Хабаровского края, на него давили прежние власти региона, чтобы он решил вопрос с поиском инвестора на федеральном уровне. Для маленького по меркам Москвы северного города на Дальнем Востоке остановка такого предприятия — беда. 3,5 тысячи человек при численности в 250 тысяч на весь город без работы — катастрофа. Сергей Фургал помог найти инвестора», — объясняла в ноябре 2019 года роль своего руководителя в судьбе «Амурстали» пресс-секретарь Фургала Надежда Томченко.

В январе 2017 года завод был выкуплен с торгов за 2,46 млрд руб. и до поры до времени о Сергее Фургале забыли. Длилась эта общественная амнезия недолго — ровно до губернаторских выборов 2018 года, в результате которых кандидат-спойлер от ЛДПР оказался в кресле высшего должностного лица Хабаровского края. Тогда и вспомнили журналисты, обратившись к ЕГРЛЮЛ, что Лариса Павловна Стародубова, сопровождавшая Фургала на церемонии его инаугурации в качестве супруги, владеет 25-ю процентами электросталеплавильного предприятия.

«Бизнес находится в доверительном управлении, никаких доходов от него не получаем», — поспешил заверить Сергей Фургал местную прессу сразу после второго тура выборов, отвечая на вопрос о причинах недостоверных сведений в его предвыборной декларации.

Владельцем еще одной четверти завода, по случайному совпадению, оказался давний бизнес-партнер и партийный соратник Фургала Николай Мистрюков. Тот самый, который с ноября прошлого года оказался за решеткой по подозрению в организации убийств. А первым гендиректором ООО «ТОРЭКС- ХАБАРОВСК» также, видимо, случайно, был назначен координатор хабаровского отделения ЛДПР Захар Синяговский.

Незадолго до своего избрания губернатором Фургал под видом спасения дальневосточной металлургии пролоббировал в Минпромторге постановление федерального правительства, которое обеспечило «Амурстали» полную монополию на закуп лома в течение полугода. Не заставили себя ждать ура-победные отчеты о том, как один из четырех заводов Города юности начал активно выпускать стальной прокат и генерировать прибыль.

Но вернемся к покупке предприятия. Все уже читали (слышали, видели), что арест Фургала «заказал» его компаньон Павел Бальский? Тот самый, которого иначе как «другом Ротенбергов» не вникающие в подробности блогеры и корреспонденты не называют? Это, как ни странно, и есть тот самый «инвестор», о котором так ретиво отчитывался Фургал. Ведь в покупку завода только Бальский вложил собственные деньги (около трети, по информации нашей редакции), остальное было взято в кредит под залог имущества «Амурстали». При этом, чтобы иметь гарантии возврата вложенных денег, Бальский через принадлежащее ему АО «Армада» получил 50% акций предприятия. Вот он, инвестор?

Уточним, что именно Бальский в интервью телеканалу «Россия» рассказал, что фактический контроль над деятельностью завода осуществлял Фургал, его жена никогда нигде не появлялась. Причем Фургал надолго попытался отстранить Бальского от управления. Как становится понятно сейчас — чтобы тот не узнал о его «комбинациях».

В конце 2019 года в СМИ стала появляться информация о некоем корпоративном конфликте собственников металлургического завода. В ноябре СКР взял под стражу Мистрюкова, что стало поводом для множества конспиративных теорий: почти как сейчас определенная часть населения не верит в причастность хабаровского экс-губернатора к организации убийств, так и тогда соратники Мистрюкова по ЛДПР (а заводской менеджмент к тому времени был заведен в Закдуму края и Комсомольскую гордуму) пытались выставить его жертвой бизнес-конфликта.

К слову, знакомый Мистрюкова на условиях анонимности уверял нас, что уже в первые часы ареста Коли (Мистрюкова — Прим. ред.) Фургал открестился от друга, а его супруге порекомендовал «сидеть тихо и пить валерьянку».

К тому времени начала появляться информация, что Павел Бальский долгое время был отстранен своими партнерами от управления и контроля на «Амурстали». И только покупка доли Мистрюкова, который, оказавшись в СИЗО, по всей видимости, решил таким образом позаботиться о семье, дала ему возможность проведения внеочередного собрания акционеров и смены генерального директора на своего человека — Григория Фрейдина.

Это произошло в конце февраля 2020 года, а двумя месяцами ранее Бальский уже предвосхитил начатое позже финансовое расследование и написал заявление в полицию. Он и его сотрудники, получив доступ к первичной документации «Амурстали», пришли к неожиданным выводам: активы завода, которые могли бы позволить ему нормально работать, методично по разным схемам выводились на компании, подконтрольные семье Фургала.

Вечером того же дня, когда был задержан Сергей Фургал, в ИВС Хабаровска, а далее по решению суда в СИЗО из Закдумы Хабаровского края переместились Сергей Кузнецов и Дмитрий Козлов, которые были первыми лицами в руководстве «Амурстали». Они поспешно ретировались «по собственному», как только в Комсомольске-на-Амуре появились аудиторы, нанятые Бальским. В интервью «Новой газете» генеральный директор завода Григорий Фрейдин сообщил, что это Экспертно-правовой центр финансовых расследований и судебных экспертиз из Москвы.

Сейчас, по информации разных источников, сумма ущерба, причиненного «Амурстали», колеблется от 2 до 3,5 млрд рублей. Предположительно, могут быть предъявлены обвинения и в этих финансовых махинациях.

При этом речь может идти о противозаконных схемах получения кредитов на аффилированные с семьей экс-главы Хабаровского края по линии господдержки субъектов малого и среднего предпринимательства и вывода их через завод «Амурсталь» на другие подконтрольные компании.

Выходит, что, заявляя на камеру о необходимости спасения металлургического завода, Фургал и группа приближенных к нему лиц, по нашему мнению, попросту «выдоили» предприятие, поставив его на грань банкротства. Не исключено, что, прикрываясь аурой «народного губернатора», эту «аферу» они могли бы продлить еще на какое-то время. Однако сотрудники СКР проявили достаточный профессионализм, чтобы пресечь «разграбление» одного из ведущих предприятий Хабаровского края.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter