Евгений Минченко: в Приморье коммунисты пошли на серьёзный риск

Евгений Минченко: в Приморье коммунисты пошли на серьёзный риск
Интервью

30 июня 2017, 10:48
Станислав Дмитриев
Photo: РИА "Восток-Медиа"
Известный российский политолог рассказал о «подводных камнях» президентской кампании

Говорить о федеральных трендах политики может каждый вне зависимости от должности и достатка. Во Владивостоке, как и в любом городе, хватает «диванных аналитиков». Экспертов, знающих ситуацию «изнутри», к сожалению, мало. Корреспондент РИА «Восток-Медиа» встретился с одним из самых известных российских политологов и политтехнологов. Евгений Минченко в эксклюзивном интервью рассказал о грядущей президентской кампании, праймериз и оппозиции.

– Начнём с вопроса о выборах 2018 года. Мы часто слышим о некой подготовке к выборам со стороны «Единой России», но сам Владимир Путин о своём желании баллотироваться не заявлял. На ваш взгляд, стоит ли нам ожидать его появление в списке кандидатов или всё же готовится преемник?

– Исходя из того, как всё развивается, 90 процентов отдаю тому, что Путин станет кандидатом, и на 99 процентов уверен, что он победит. Начинать кампанию сейчас не имеет смысла, зачем? Тем более есть огромное количество возможностей для продвижения содержательной повестки будущей кампании, официально о ней не заявляя.

– Есть ли альтернатива Путину исходя из позиции действующей власти?

– Сегодня такого человека нет, более того, основной задачей протестов 26 марта стало «выбивание» Дмитрия Медведева из числа кандидатов в президенты. Это некая кулуарная игра. То есть и так вероятность была не высокая, а после митингов она движется к нулю. Других фигур, которые могли бы выступить в качестве кандидата от партии власти, я просто не вижу. Для кардинальных перемен должны быть форс-мажорные обстоятельства, связанные, к примеру, с состоянием здоровья Владимира Путина, но он в отличной форме.

– Кто в таком случае может стать его конкурентом на выборах?

– Есть два сценария. Первый из них – инерционный, где «молодой» политик Путин против «парламентских старцев». Однако этот вариант, на мой взгляд, унылый. Я делал свои первые шаги в профессии в качестве политического консультанта избирательной кампании Бориса Ельцина на Урале, и мы боролись против Геннадия Зюганова. Я в этом бизнесе 20 с лишним лет, и если в 2018 году снова объявится Зюганов, интересного будет мало. Поэтому мне больше по душе другой сценарий: Путин и молодёжь. На авансцену могут выйти политики, которые выросли в эпоху Владимира Владимировича. Понятно, что они не составят ему серьёзную конкуренцию, но хотя бы красивую интригу обеспечат. Но, видимо, всё идёт именно по инерционному сценарию.

– Говоря о выборах президента, сложно пропустить Алексея Навального, каковы у него шансы? Не говорим о возможности победить, смотрим его шансы выйти на выборы.

– Думаю, что Навальный - единственный, кто, кроме Путина, хочет стать президентом. Каким путём Навальный придёт к этой позиции, для него не важно. Это может быть электоральный или иной вариант. Однако он просто не сможет выдвинуться, так как у него проблемы с судимостью, вот и всё. С ним вообще ситуация не проста.

Большое политическое событие всегда имеет большой набор интересантов. Есть противоречия внутри «Путинского политбюро 2.0», в котором табуированы политические конфликты. А если политические конфликты табуированы, но по факту они существуют, значит, кто-то выясняет отношения между собой путём использования фигур наподобие Навального. Сам он считает, что у него есть шанс, что рано или поздно перерастёт эту техническую роль и станет самостоятельным политиком. Тем более есть так называемый Большой Запад, который хочет избавиться от Путина и сильно устал от него как от партнёра.

– Митинги против коррупции, судя по всему, стали лакомым кусочком для всей парламентской оппозиции. В частности, в Приморье воодушевились коммунисты. Они выходят под своими лозунгами, но придерживаются общей информационной повестки. Какой успех их ждёт?

– У коммунистов перед выборами в Госдуму 2011 года был серьёзный прорыв по работе с молодёжью. После присоединения Крыма КПРФ и другие партии в рамках «крымского консенсуса» слились в глазах избирателей в единую партию власти. В этом смысле для многих единственной оппозицией стала непарламентская. При этом Приморье в числе немногих регионов, где коммунисты не хотят создавать альтернативу Навальному, а попросту с ним сливаются, и это определённый риск. Полагаю, нас ждут всё же непростые выборы президента, не в электоральном плане, а в формате «поствыборной» упаковки. То, что сейчас происходит, во многом есть «раскачка» протестной активности после президентской кампании, но мы немного удалились от темы.

– В продолжение темы партий. Процедура праймериз апробирована на выборах всех уровней. Как вы оцениваете данный метод с точки зрения политтехнологий? Почему вариант предварительного голосования не используют другие партии?

– Я считаю, что предварительное голосование решает сразу несколько задач. В первую очередь это ранний старт избирательной кампании, тестирование сетей, электората. Вторая задача — разрешение внутрипартийных конфликтов. Если раньше бывало сложно понять, почему на выборы пойдёт тот или иной кандидат, то теперь, по итогам праймериз, снимаются очень многие конфликты.

Надо сказать, что некоторые другие партии тоже используют механизм праймериз. Но пример либералов показал весьма постыдное зрелище: слишком маленькая явка и огромное количество скандалов. Праймериз в этом плане сыграли им только в минус.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter