Posted 23 августа 2022, 03:48

Published 23 августа 2022, 03:48

Modified 1 сентября 2022, 03:15

Updated 1 сентября 2022, 03:15

Юбилей приватизации: возможно ли переиграть самую несправедливую распродажу 90-х?

23 августа 2022, 03:48
Фото: 1MI
тематическое фото
По результатам опроса ВЦИОМ около 73% жителей России отрицательно высказываются о приватизации 90-х. В августе этого года ровно 30 лет со дня образования символа разграбления и социального неравенства. Специально к юбилею «Новые Известия» узнали у экспертов можно ли повернуть всё вспять и сделать так, как нужно.
Сюжет
НИ

Ещё 2 года назад каждый второй россиянин считал общество несправедливым. Причина — та самая приватизация из 90-х. Именно благодаря её непрозрачности в стране появилось и массово разлетелось понятие «олигарх». Люди с распирающими от купюр кошельками соревнуются между собой — кто богаче в то время, как простые горожане за гроши горбатятся на приватизированных предприятиях.

Рыночная экономика, давшая тогда глоток необходимого воздуха, сегодня этот же воздух портит. 62% россиян в прошлом году отдавали предпочтение системе госпланирования и распределения, а основанные на частной собственности рыночные отношения поддерживают только 24% россиян. Но есть ли шанс отмотать время назад и сделать всё нормально, по-человечески, для всех и каждого.

Никто не смог оценить активы советских предприятий — почему?

Не так давно Олег Дерипаска обратился в суд с иском к Олегу Тинькову. Первый хочет взыскать с бывшего банкира 2 млрд рублей за то, что тот назвал миллиардеров из 90-х, в том числе самого Дерипаску, ворами. Тиньков считает, что эти люди получили свои активы чуть ли ни даром. Казна страны тогда и правда не увидела значительной прибыли от приватизации — её съела инфляция.

Однако в какую «копеечку» всё же вылились эти самые активы? Может предприятия родом из СССР действительно ничего не стоили? В современном мире является нормой сначала провести реструктуризацию бизнеса, избавиться от лишнего балласта, а потом уже выставлять активы на продажу, чтобы получить максимальную прибыль. Ведь тогда все фабрики, заводы и предприятия сначала отходили к частникам без каких-либо серьёзных внутренних и внешних изменений. Только потом, когда-то в будущем, новые владельцы разбирались со своим новым имуществом.

Екатерина Безсмертная, декан факультета экономики и бизнеса Финансового университета при правительстве РФ подтвердили теорию — активы тогда и правда уходили почти даром.

— Фондового рынка, который является барометром рыночной стоимости компаний, в России в тот период не существовало, поэтому форсированные темпы проводимых реформ позволили дальновидным покупателям скупить государственную собственность практически за бесценок.

Благодаря этому в 95-м году Владимир Потанин и Михаил Прохоров с помощью «ОНЭКСИМ Банк» завладели «Норникелем», доход за 12 месяцев которого составлял $1,5 млрд. Отдать за предприятие пришлось всего каких-то $170,1 млн. Буквально через года Михаил Ходорковский благодаря банку «Менатеп» за $159 млн завладел 45% нефтяного гиганта «Юкос».

Ещё одно подтверждение — недвижимость в элитных районах Москвы и Санкт-Петербурга. Стоимость квартиры не превышала доход за 1-2 года сдачи её же в аренду.

Директор КРОС по GR Пётр Кирьян считает, что другого выхода, кроме как отдать предприятия за дарма, тогда и не существовало. В России просто не хватало свободных денег.

— В стране не было банков или структур со значительными финансовыми ресурсами, такими, чтобы играть на повышение цены приватизируемых объектов. В ряде случаев и цены как таковой было не определить: сколько стоила земля в Москве, которую боле 70 лет никто не покупал и не продавал?

Это всё Запад?

С инвесторами извне тоже всё не сладко. Не первый год многие считают, что на приватизацию влиял запад. И логика в этом есть: государство не выиграет от «распродажи», значит нужно искать тех, кто будет в плюсе от ослабленной России. Приверженцы теории заговора нашли ей подтверждение в словах Владимира Путина, который в 2021 году на заседании Совета по развитию гражданского общества рассказал, что в середине 90-х годов в правительстве работали кадровые сотрудники ЦРУ, в последствие ответившие за участие в приватизации у себя на родине.

Глава РСПП Александр Шохин объяснил, что нерусские специалисты и сотрудники спецслужб просто хотели пополнить карман за счёт приватизации.

Политолог Сергей Марков, как никто другой знакомый с приватизацией, рассказал, что без участия западных государств не обошлось. Причём его даже не скрывали.

Кто оставался в плюсе?

Что в итоге? Государство от приватизации заработала приблизительно ничего, народ тоже не в плюсе — колоссальное множество граждан осталось без работы и средств на существование. Тогда зачем всё это было нужно?

Директор Центра исследований постиндустриального общества Владислав Иноземцев отмечает, что так пытались побороть политический строй: «Молодые реформаторы были уверены, что приватизация разрушит советскую плановую экономику и — что казалось особенно важным — предотвратит возвращение к власти коммунистов».

Политические нотки видит и Артём Косоруков, отождествляя «распродажу» активов с революцией:

— В отличие от Октябрьской революции 1917 года — народная собственность была поделена и отдана в руки олигархата, выросшего из числа вчерашних комсомольцев, государственных и партийных работников. Чубайс, Гайдар и Ельцин выступили аналогами Рыкова, Ленина и Калинина.

Всё вернуть. Нет. Всё оставить.

Запрос людей на социальное равенство (в том числе по системе «отнять и поделить»), возвращение к советской модели, находит отклик и в правительстве.

В начале этого года лидер «Справедливой России» Сергей Миронов выступил в Госдуме с предложением пересмотреть итоги приватизации, обязав собственников фабрик и заводов доплатить или вернуть активы государству. Однако Владимир Путин после выступления Миронова заявил, что пересмотр нереален.

Случается и так, что власти не обсуждают, а действуют прямо. Например, в 2020 году суд признал приватизацию «Башкирской содовой компании» незаконной.

Сергей Марков уверен, что нельзя оставлять несправедливую распродажу активов в стороне.

— В каком-то пересмотре итогов приватизации смысл безусловно есть, поскольку эти итоги рассматриваются абсолютным большинством населения как несправедливые. И это делает общие социальные настроения в обществе реваншистскими. Все время будут возникать требования пересмотра итогов приватизации. Поэтому вопрос как-то нужно закрыть.

Артём Косоруков убеждён — любая попытка отобрать у владельцев их деньги сильно покалечит инвестиционный климат.

— Учитывая заявление президента и сроки давности, пересмотр итогов приватизации не пошёл бы на пользу макроэкономической ситуации в России, эту страницу истории придётся перелистнуть окончательно, извлекая уроки. Китай, в свою очередь, это уже сделал, избегая приватизационного вектора капитализации экономики и сделав ставку на долгосрочные инфраструктурные кредиты под госгарантии.

Желали торжества справедливости и возвращения доли приватизированного имущества, которую гарантировали ваучеры, а получили тыкву вместо кареты? Расслабьтесь, переживать по этому поводу более не стоит. Хоть распродажа активов и проходила по зарубежным методичкам, ничего общего со справедливостью у неё не было. Вернуть всё назад и переиграть не выйдет. «Гештальт» так и не удастся закрыть.