Вирус Божий: о чем христиане в Приморье молятся накануне Пасхи

Вирус Божий: о чем христиане в Приморье молятся накануне Пасхи

2 апреля 2020, 08:50
Политика
Фото: Медиахолдинг1Mi
церковь
Коронавирус ударил в такое время, когда христиане находятся в предвкушении главного праздника — Пасхи, праздника Воскресения Господня. Для католиков это 12 апреля, для православных — 19.

Эпидемия некоторыми деятелями церкви была воспринята как «наказание Господне», а другими, напротив, как «милость Господня».

Как два таких полярных мнения могут относиться к одному и тому же событию? Как церковные власти отреагировали на действия светских властей, призвавших людей, оставаться дома в самоизоляции, и не проводить массовые богослужения?

Наш обозреватель Андрей Калачинский взял комментарий у православного философа, заведующего кафедрой философии ДВО РАН Андрея Поповкина и диакона церкви евангельских христиан-баптистов «Благая Весть» Андрея Дементьева.

Андрей Поповкин: Паства ждет от приморского митрополита Владимира вразумления, а священники послабления от епархиальных взносов.

Наказание вирус или милость? Такой разброс оценок показывает всю неразбериху, что творится сейчас в нашей православной церкви, подчеркивает все болевые точки РПЦ все её нерешенные проблемы. Мы слышали несколько мнений от епископов разных регионов. Некоторые утверждают, что эпидемия — «наказание», и патриарх наш такой же трактовки придерживается. Дело в том, что в современной нашей православной церкви не решена проблема «зла». Что есть зло? Бог наказывает кого-то? Является ли сам Бог «злым», «карающим», раз наказывает? Вот я видел кадры, как в Италии задыхается от пневмонии женщина, она умирает…. Неужели она в чем-то настолько виновата, что наказана такой мучительной смертью…

Церковь говорит, что Бог — наш отец. И евангелие говорит, что мы должны обращаться к Богу, как к отцу. «Отче наш, иже еси на небесех»… Может ли отец быть так жесток к своим детям? Ведь христианство догматически утверждает, что «Бог есть любовь».

Второй нерешенный момент церковной идеологии, который сейчас тоже выплыл наружу: определяется ли всё, происходящее с нами в этой жизни, волей Бога? Или что-то все-таки происходит помимо Его воли? Я считаю, что наше близкое соседство с мусульманами и исламом повлияло на нас. Эта фраза расхожая: «на всё воля Божья» — она просто копирует исламское положение «Всё в руках Аллаха». Но в исламе нет положения, что «Аллах есть любовь».

В нашей базовой молитве «Отче наш», мы просим: «да будет воля Твоя на земли яко на небеси». Значит, на земле не только Его воля раз мы просим?

Я думаю, что вирус и не наказание, и не милость Божия, а просто вирус. Ну, какая милость тут может быть? Представьте: ребенок конфету стащил, а вы его за это казните. Бог не может быть так жесток.

Но в нашей церкви часть духовенства верит в «карающего Бога», в Бога-«деспота». И некоторые священники заявляют, что все умирающие умирают по воле Божьей. Что, в самом деле Бог хочет, чтобы младенцы умирали, чтобы больные задыхались без искусственной вентиляции легких. Такая иррациональная вера в злого Бога, которого надо ублажить совершением обрядов, строгим соблюдением поста. И за малейшее отступление от правил тебя могут наказать. Так в нашей церкви проявилась «закваска фарисейская», о которой предупреждал Иисус Христос в Евангелие от Луки: «берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие».

Андрей Поповкин
Фото:facebook.com/andrey.popovkin

Лицемерие названо закваскою, потому что оно, вкравшись в душу, проникает во все мысли, во все чувствования, во все дела человека, делается его характером, как бы душою его.

Нельзя торговаться с Богом: мол, мы будем пост построже соблюдать и поэтому не заболеем.

Есть такое мнение, что любые бедствия как бы очищают человека. Поэтому это и «милость Господня». Да, иногда человек в страданиях нравственно кристаллизуется. Но много примеров, как бедствия калечат людей, нравственно надламывают человека…. Говорят, «вирус заставил людей отделить важное от неважного». Но тут же мы видим, что вирус вызвал у некоторых страх, а у других алчность и пошли они торговать медицинскими масками по 150 рублей. А ведь это подлость и мерзость наживаться на своих согражданах во время эпидемии.

…. Я посещаю приход Св. Николая, чей храм на Диомиде. И вижу, как обнажилась ещё одна проблема нашей церкви — социально-экономическая. Пока наша церковь лишена приходской общины, прихожане зачастую не знают друг друга. Экономика прихода больше зависит не от пожертвований прихожан, а от тех людей, которые очень редко заходят в церковь заказать какую-нибудь службу, провести обряд, поставить свечку, купить святой воды и т. д. Эти «захожане» делают кассу храма. И с этим связано нежелание духовенства закрывать церкви.

А основные расходы — это епархиальные взносы. И в нашем городе на некоторые храмы наложены взносы по сто, сто пятьдесят тысяч рублей. И если в некоторых епархиях епископы сейчас отменили этот взнос, то наше священоначалие молчит.

Некоторые мои знакомые священники сначала говорили пастве, чтобы те, кто постарше, меньше приходили в храм сейчас. А вот мне рассказали, что в одном из храмов Владивостока сделали объявление, мол, мало вас приходит… приходите все, вместе помолимся. Такое противоречивое поведение…

В этом году Пасха 19 апреля…. Обычно это одно из самых массовых мероприятий церкви…. Но я напомню, что « не Суббота для человека, а человек для Субботы». Обрядовость — второстепенна. Главное — наша радость, что Христос воскрес! Это для нас обещание, что и мы воскреснем. Люди, ради которых Сын Божий принимает смерть, имеют большее значение, чем все системы. Поэтому Пасху можно отметить и за семейным столом общей молитвой.

И в конце концов, уж если очень хочется провести богослужение, то его можно провести не в храме, где неважно с вентиляцией и люди прижаты друг к другу, а на улице, где люди стояли бы более свободно. Телевидение и радио могли бы транслировать эту службу для всех. Даже если массовые молитвы не состоятся это не отменит праздник Пасхи никоим образом.

Некоторые священники поддерживают в прихожанах убеждение, что в церкви — не заразишься. Что святые мощи, иконы, церковные хлеб и вино — не переносят заразу. Вот это ещё одна проблема нашей церкви — малограмотность духовенства. Это совершенно устарелые средневековые установки, мол, рядом с Богом зло должно умаляться, становится ничтожным, исчезать.

Но болезнь — это всего лишь вирус. И вирусу до вопросов добра и зла дела нет. К сожалению, даже в церкви хлеб в чаше может плесневеть, вода зацвести, вино скиснуть. И современный христианин, зная о вирусной или бактериальной природе болезни, просто искушает Бога, прикладываясь к мощам в надежде, что их святость не позволит ему заболеть. Он требует, чтобы Бог ради него совершил чудо. А Евангелие от этого предостерегает, «не искушай Господа».

Я надеюсь, митрополит Владивостокский и Приморский Владимир поймёт, что прихожане ждут от него ясной позиции по ситуации с эпидемией, хотят услышать голос своего архиерея, ждут разумного выступления и наставления. А духовенство ждёт послабления от поборов и епархиальных взносов на этот период, иначе многие священники и их семьи ввергнутся в бедность. И я бы призвал нашего митрополита задуматься о том, насколько установившиеся в нашей церкви порядки соответствуют евангельским нормам и принципам. Не пора ли начать возрождать подлинную общинность, не пора ли наладить диалог с общественностью, восстановить диалог науки и церкви, интеллигенции и церкви, что начался при патриархе Алексии Втором. Но боюсь мои слова останутся неуслышанными.

Андрей Дементьев: Коронаравирус напомнил нам, как слабы мы без Бога.

Пандемия конечно же не проходит без воли Божьей. Коронавирус стал напоминанием, насколько человечество слабо и зависимо от Бога. В последние десятилетия люди все больше провозглашали свою независимость от Бога: зачем мне Бог, если у меня и так все хорошо? А о том, что будет с каждым человеком после его смерти, старались не думать.

Я много пытался говорить с людьми на эту тему, но они упорно не хотят говорить об этом. Люди не хотят принимать Бога таким, каким Он открыл Себя в Священном Писании — Библии. Потому что, если принимать Его настоящим, тогда придется перестать грешить, а это никому не хочется. У каждого есть свой любимый грех, чаще всего — не один. В Библии сказано, что если бы люди судили сами себя, то не были бы судимы.

Поэтому люди убеждают себя, что любящий Бог примет их на их личных условиях. Они будут диктовать свою волю Богу, поскольку «Бог есть любовь». Оказавшись после своей смерти на Суде перед великим престолом, придумают какую-нибудь уловку, чтобы обмануть «добренького боженьку». И вообще многие сами себе придумывают такого «бога», какой им удобен. Придумывают свою религию, чтобы самим решать…

Андрей Дементьев
Фото:предоставлено спикером

Проблема в том, что Бог есть такой, какой есть, независимо от того, что мы об этом думаем. Независимо от того, нравится нам этот факт или нет. Бог не только любовь, но и Судия. Такие встряски как пандемия напоминают человечеству, насколько оно зависимо от Бога. Без воли Божьей человечество не могло бы существовать долго — оно очень хрупко и разрушить его может что угодно — новый вирус, удар метеорита, глобальный скачок температуры — да мало ли что… Именно благодаря милости Божьей человечество существует до сих пор.

Что касается ограничений в связи с карантином, то до вчерашнего известия о полной самоизоляции мы рекомендовали своим верующим в возрасте риска (старше 60 лет) воздержаться на время пандемии от посещения Богослужебных собраний, при этом были готовы посещать их на дому. Также и заболевших простудными заболеваниями мы просили воздержаться от посещений, чтобы не стать распространителями болезни. Это было до вчерашнего известия. Дальше — мы еще не обсуждали.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter