Андрей Калачинский
Город имени автостоянкиМнение
9 октября, 17:26
Два столичных мажора и целый полпред в одночасье обрушились с критикой на наш город и его мэра. Блогер Варламов предлагает не расширять дороги, а строить велодорожки. Дизайнер Тёма Лебедев (отец 10 детей) заявил, что наш город застрял в прошлом.

А полпред Трутнев устраивает разнос за неэффективное освоение денег, выделенных Владивостоку из федеральной казны на развитие дорожной инфраструктуры, и настаивает на том, что необходимо не только латать дыры, но и расширять дорожную сеть столицы Дальнего Востока.

Что это? Почему? Чем мы заслужили?

А очень просто: репутация Владивостока опередила его инфраструктуру.

Издалека, даже из Москвы, кажется, что Владивосток — вольный город, южный, у моря, чудесный, с мостами над морскими проливами, фантастическим разнообразием свеженьких и не очень японских машин и отличными, лучшими в стране ресторанами. И это истинная правда, господа. Но плюс к этому: козы на обочинах, лужи и ямы на дорогах, грязь, теснота на дорогах, ни одного красивого парка или сквера, и ужасный городской транспорт.

«Вы мэр, а не реконструктор», — сказал Трутнев растерявшемуся от критики Гуменюку.

Ну-ну, то есть человек самостоятельный и не подотчетный никому кроме горожан? Тогда последним мэром нашего города был Виктор Черепков. Это он с бесстрашием сумасшедшего посылал бульдозеры по хребтам сопок, расширил на одну полосу все дороги города и построил 60 километров новых дорог. Построил первую развязку на Баляева, начал развязки на Второй речке и на Гоголя. После него только Игорь Пушкарев попытался вложить собственный миллиард в дороги города и был наказан за непомерную мэрскую гордыню 15-летним сроком заключения.

Все прочие мэры не смогли даже простого: открыть проезд по Нижнепортовой через территорию Владивостокского торгового порта и восстановить дорогу от спорткомплекса «Олимпиец» через нефтебазу до Моргородка. Смотрите: ВМТП и нефтебаза оказались сильнее любого мэра.

Гуменюк — был бы отличный мэр небольшого городка, вроде Лучегорска. Там его страсть к интеллигентным клетчатым пиджакам казалась бы шикарной. А у нас — носи, голубчик, синий пиджачный мундир. К нему относятся иронично многие в частности из-за его несколько вязкой речи и не различения некоторых похожих по форме, но разных по смыслу слов и выражений. Подумаешь, перепутал «реферат» с «референтом» и на выпускной школьной линейке отправил детей в «последний путь» вместо того, чтобы поздравить их с «последним звонком».

Я хочу напомнить, что он — картингист! Карт кажется детским и смешным тем, кто дрифтует по нашим улицам на «Скайлайнах» и «Крестах». Но карт разгоняется до сотни за 3-4 секунды, на что ни одна заряженная тачка не способна. Если Гуменюк найдёт в себе смелость стать в самом деле свободным мэром нашего свободного города, то он смог бы решиться на революционные преобразования, без которых нам труба, а точнее — пробка.

Главная задача сейчас найти разумное соответствие между нашим ландшафтом, дорогами и количеством автомобилей.

Велодорожки? Да, летом вдоль пляжей. Для нашего климата и рельефа добираться на работу на велике — это удел отчаянных чудаков. Плоский Амстердам — нам тут не пример. Пусть Варламов сам хоть неделю в январе поездит от Седанки до Инструментального.

Мне очень понравилось, как депутаты городской Думы осмелели после критики полпреда и тоже обрушились на мэра за его «неправильный ремонт дорог». Скажите, пожалуйста, а Дума Владивостока хоть раз за последние десять лет обсуждала что-то в самом деле жизненно важное для города? Такой вопрос, за которым следили бы все горожане и переспрашивали друг друга, как там идут дебаты в городской Думе, кто и что сказал?

Не очередную концепцию или стратегию, или генеральный план, которые пишутся учеными евнухами и потому не воплощаются в жизнь. А вот простой вопрос: запрет на парковку вдоль всех обочин в центре. Иначе как нам убрать автомобили с дорог и освободить их для общественного транспорта.

Тот ужас, что у нас зовётся автобусами частных перевозчиков — тут Лебедев прав, тяжкое наследие пиратских 90-х годов. Начиная с Копылова, все мэры клялись сделать городские пассажирские перевозки образцовыми, заставить водителей носить белые рубашки, белые перчатки и форменные фуражки. За постсоветское время почти умерли троллейбусы, трамваи и городские электрички. Чудом выжил фуникулёр, но не появились новые канатные дороги.

Чего удивляться, что горожане стали предпочитать личные автомобили пиратским автобусам.

Эй, депутаты, обсудите наконец, каким должен быть общественный транспорт Владивостока в 21 веке? Как можно использовать пересекающие город железные дороги для надземного метро? Строить ли выездную эстакаду над главной магистралью города, новые развязки и подземные парковки? Что вы там делаете в Думе города, если не можете заняться главными городскими проблемами?

Варламов и Лебедев привыкли к столичному способу решать городские проблемы, вымащивая тротуары денежными купюрами. Они просто забывают, глядя на ужаснувший их Владивосток, что в Москве бюджетная обеспеченность на одного человека 180 тысяч рублей в год. А во Владивостоке 13 миллиардов городского бюджета на 600 тысяч жителей, это всего лишь 21 тысяча рублей. Поэтому у нас всё в девять раз хуже и беднее. Хотя в нашем городе налогов собирается на 56 миллиардов рублей (по словам мэра-самурая, не ставшего делать сеппуку, Веркеенко).

Когда-то, лет уже тридцать назад, в бандитские времена, альтернативный мэр города Бауло проводил ежеутренний смотр своим бригадам на автостоянке у театра имени Горького. Построение, доклады, развод по работам и машины бригадиров разъезжались… За это актеры называли свой театр театром имени автостоянки. А теперь весь город наш стал «городом имени автостоянки». Потому как жить в нашем городе нужно, а ездить по нему почти невозможно.

Сюжеты: Приморский край